Поделись с друзьями
Нужна помощь в написании работы?

В  современной  отечественной  психодиагностике  контент-анализ,  вообще  качественно-количественное  изучение  документов,  применяется  крайне  редко  по  сравнению  со  всевозможными  тестами,  проективными  методиками,  опросниками.  В  то  же  время  в  истории  развития  метода  изучения  документов  имеется  довольно  разнообразный  опыт  его  использования  для  психодиагностических  целей.

Начиная  с  1920-х  годов  в  социологии  и  психологии  помимо  интуитивно-качественного  подхода  в  изучении  документов  всё  чаще  стали  применяться  количественные  методы.  Следует  заметить,  что  документы  в  социальных  науках  понимаются  достаточно  широко;  к  ним,  как  показывает  исследовательская  практика,  относятся  официальная  и  личная  документация  в  собственном  смысле  слова,  в  том  числе  письма,  автобиографии,  дневники,  фотографии  и  т. п.,  материалы  массовой  коммуникации,  литературы  и  искусства.

В  нашей  стране  ещё  в  1920-х  годах  количественные  методы  при  изучении  документов  использовали  психологи  Н.А. Рыбников,  И.Н. Шпильрейн,  П.П. Блонский,  социолог  В.А. Кузьмичёв  и  др.

В  США  тогда  же  квалификацию  в  исследования  материалов  массовой  коммуникации  вводили  М. Уилли,  Г. Лассуэлл  и  другие.  В  1940 – 50 –е годы  в  США  формируется  специальный  междисциплинарный  метод  изучения  документов  -  контент-анализ  (content  analysis).  Позднее  он  проникает  в  европейские  страны.  В  нашей  стране  с  конца  1960-х  годов  этот  метод  также  получает  распространение  в  социологических  и  социально-психологических  исследованиях.

Сущность  контент-анализа  заключается  в  систематической  надёжной  фиксации  заданных  единиц  изучаемого  содержания  и  в  их  квантификации.  Делаться  это  может  в  самых  разнообразных  целях  в  русле  той  или  иной  концептуальной  схемы  или  теории,  в  том  числе  и  для  нужд  психодиагностики,  для  исследования  межличностных  и  межгрупповых  различий  и  специфики,  их  динамики  во  времени.

Качественно-количественный  анализ  содержания  в  1920-е  годы  использовал  в  своих  работах  известный  русский  советский  исследователь  биографических  материалов  Н.А. Рыбников,  который,  в  частности,  рассматривал  автобиографии  как  психологические  документы,  документирующие  личность  и  её  историю.  Он  разделял  автобиографии  на  спонтанные  и  спровоцированные,  понимая  под  последними  приём  побуждения  испытуемого  говорить  о  себе,  причём  говорить  по  определённому  плану.  Такой  приём,  по  мнению  Н.А. Рыбникова,  «гарантирует  однообразие  собираемого  материала,  что  имеет  огромные  преимущества,  давая  возможность  сравнивать,  объединять,  обобщать  собираемые  факты  и  т. д.»  (Рыбников Н.А.,  1930).  Подобным  образом  им  были,  например,  проанализированы  более  500  автобиографических  сочинений  детей  рабочих,  написанных  в  1926 – 1928 гг.  При  этом  исследователь  предлагал  школьникам  описать  свою  жизнь,  давая  тему:  «Как  я  живу  теперь».  В  ходе  анализа  сочинений,  в  частности,  прослеживалось,  как  распределяются  положительные  и  отрицательные  оценки  своей  жизни  в  зависимости  от  возраста  и  пола.

Автор  делает  вывод,  что  в  среднем  девочки  дают  более  высокий  процент  положительных  оценок,  но  этот  перевес  над  мальчиками  у  них  приходится  на  младшие  группы.  В  старших  же  группах  они  уступают  мальчикам.  Причиной  этого  является  возрастание  нагрузки  по  работе  в  семье  у  девочек  старшего  возраста.

Далее  Рыбников  анализирует  «мотивы  того  или  иного  события,  мотивы  общего  жизненного  процесса,  встречающиеся  в  детских  автобиографиях».  Эти  мотивы  он  разбивает  на  три  группы:  материальные,  психологические  и  неопределённые.  Чаще  всего  встречаются  мотивы  материального  характера  (53%),  мотивы  психологического  характера  даёт  около  одной  трети  ребят  (31%).

Рыбников  не  ограничивается  только  анализом  документов,  «Поскольку  детские  жизнеописания  носят  по  преимуществу  фактический  характер,  представляется  возможным  сравнить  их  с  фактическим  времяпрепровождением  ребёнка.  Одновременно  с  собиранием  детских  жизнеописаний  мы  вели  собирания  бюджета  времени  ребёнка»  (Рыбников Н.А.,  1930).

Применял  количественный  анализ  документов  и  психолог  П.П. Блонский,  который  проанализировал  190  собранных  им  «первых  воспоминаний»  учителей  и  студентов,  а  также  83  письменные  работы  школьников  (в  основном  11  -  13  лет)  на  тему  «Моё  самое  раннее  воспоминание  детства»,  в  целях  выявления  характера  первых  воспоминаний.

Исследователь  делает  вывод,  что  содержанием  68%  воспоминаний  взрослых  и  74%  воспоминаний  школьников  является  несчастье.  «Несчастье  и  страх  -  таковы  основные  мнемонические  факторы»,  что  противоречат  фрейдовской  теории  забывания  как  вытеснения  неприятного.

Тогда  же  в  социолого-журналистских  целях  В.А. Кузьмичёв  провёл  тематический  анализ  12  еженедельных  советских  газет,  использовав  ту  же  группировку  содержания,  что  и  известный  исследователь  американской  прессы  тех  лет  М. Уилли:  «1)  политика,  2)  экономика,  3)  культура,  4)  сенсация  (уголовщина,  разоблачение  и  т. д.),  5)  спорт,  6)  персоналии  (об  отдельных  людях),  7)  мнения  (редакционные  статьи,  карикатуры),  8)  просто  интересный  материал,  для  развлечения,  9)  журнальный  материал  (рассказы,  моды,  кулинария,  фотография  и  т. д.),  10)  смесь»  (Кузьмичёв  В.А.,  1930).

В  качестве  примера  более  позднего  медико-психодиагностического  изучения  документов  можно  привести  тематический  анализ  содержания  4000  записанных  сновидений  здоровых  и  больных  людей,  который  осуществлялся  В.Н. Касаткиным  на  протяжении  1930-50-х гг.  При  этом  учитывались  основные  особенности  качеств  и  условий  жизни  людей,  сновидения  которых  изучались:  возраст,  пол,  образование,  специальность,  состояние  здоровья,  семейное  положение,  родной  язык  и  владение  другими  языками,  местожительство,  биографические  сведения,  дата,  содержание  дня,  предшествующего  сновидению,  и  состояние  испытуемого  при  пробуждении.

Автор,  в  частности,  нашёл,  что  в  «сновидениях  взрослых  людей  встречались  элементы,  связанные  с  работой,  трудовой  деятельностью  (специальностью),  в  62,5%  всех  сновидений;  элементы  быта,  как  то:  жилище,  одежда,  пища  и  т. п. – в  41,4%  всех  сновидений;  элементы,  связанные  со  здоровьем,  -  в  44,3%;  эпизоды  из  семейной  жизни  -  в  38,6%,  сексуальные  -  в  8,0%  всех  сновидений».  Эти  и  другие  данные  позволили  Касаткину  оспаривать  фрейдовскую  теорию  сновидений.

Американскими  исследователями  контент-анализ   стал  использоваться  с  40-х  годов  и  для  определения  психологических  особенностей,  психических  состояний  личности  и  групп.  Например,  психологическую  структуру  отдельной  личности  на  основе  анализа  коллекции  личности  документов  исследовали  Г. Оллпорт  и  А. Болдуин.  Психическую  напряжённость,  пресуицидные  состояния  и  мотивацию  посредством  анализа  содержания  писем,  записок,  дневников  пытались  измерить  Дж. Доллард  (1947)  и  О. Маурер,  Ч. Осгуд  и  Е. Уолкер (1959).

В  целях  специфической  психолого-политической  диагностики  изучали  различия  в  социальных  ценностях  у  представителей  США  и  Германии  К. Левин (1947)  и  Х. Себалд  (1962).  Первый  исследователь  анализировал  американскую  и  немецко-фашистскую  литературу  для  юношества,  а  второй  -  песенники  этих  же  стран,  изданные  в  1940  г.  В  обоих  случаях  были  обнаружены  явные  различия  в  ценностных  ориентациях,  которые  пропагандировались  американскими  и  немецкими  изданиями  тех  лет.

Следует  подчеркнуть,  что  контент-анализ  основан  на  принципе  повторяемости,  частотности  различных  смысловых  и  формальных  элементов  в  документах  (определённых  понятий,  суждений,  тем,  образов  и  т.п.).  Поэтому  данный  метод  применяется  только  тогда,  когда  имеется  достаточное  количество  материала  для  анализа  (представлено  много  однородных  документов,  автобиографий,  писем,  фотографий  и  т. д.  или  есть  несколько  и  даже  один  документ,  например,  дневник,  но  достаточного  объёма).  При  этом  интересующие  нас  элементы  содержания  (единицы  анализа)  также  должны  встречаться  в  исследуемых  документах  с  достаточной  частотой.  В  противном  случае  выводы  будут  лишены  статистической  достоверности.  Критерием  здесь  служит  закон  больших  чисел.

Материалы по теме: