Поделись с друзьями
Нужна помощь в написании работы?

На самом раннем этапе возникновения общества у людей появилась необходимость передавать жизненный опыт от старшего поколения к младшему. Поэтому и возникновение педагогической практики (образования как общественного явления) можно отнести к тем временам, когда зародилось само человеческое общество. Функции обучения и воспитания осуществлялись всеми взрослыми непосредственно в ходе приобщения детей к выполнению трудовых и социальных обязанностей. Процесс образования был неотделим от жизни общества, входил в него как обязательный компонент, осуществляющийся в процессе всей жизни, а в роли педагога выступала вся община.

Выделение семьи как социальной общности людей привело к переходу от общественного воспитания к семейному, когда в роли педагога стали выступать родители. Усложнение социальной жизни, увеличение функций человека в обществе требовали усложнения и дифференциации воспитания детей. Стали различаться задачи и подходы к воспитанию мальчиков и девочек или детей из семей различного статуса.

Тест на внимательность Только 5% пользователей набирают 100 баллов. Сколько баллов наберешь ты?

Узнать

Развитие языка и общей культуры, расширение границ общения привели к увеличению информации и опыта, подлежащих усвоению подрастающим поколением. Возникла необходимость создания общественных структур и социальных институтов, специализирующихся на накоплении и распространении знаний. Уже мыслители древности осознавали, что могущество государства может быть достигнуто не семейными, а общественными формами образования.

Так, в Древней Греции сложились две системы воспитания: спартанская и афинская. Обе они определялись потребностями рабовладельческого общества: подготовка сильных, выносливых, дисциплинированных и искусных воинов, умеющих держать рабов в страхе и повиновении, обладающих определенными познаниями и качествами для управления государством и защиты его от врагов. Разница этих систем воспитания определялась некоторыми особенностями экономики, политики и культуры этих государств. Историки полагают, что сила Спарты и Афин во многом была обусловлена сложившимися в них системами образования, включающими семейные, государственные, храмовые формы, которые обеспечивали высокий уровень культуры населения.

Движущей силой дальнейшего развития образования являлись противоречия между увеличивающимися объемами подлежащей усвоению информации, усложняющимися требованиями к человеку, с одной стороны, и формами, способами передачи культурного опыта от старшего поколения к младшему, с другой. Так, с изобретением письменности и математической символики существенно увеличилось время, затрачиваемое на освоение этих знаний, а также появилась необходимость в специально подготовленных людях для руководства этим процессом. Таким образом произошло выделение образования из процесса воспроизводства общественной жизни. Цели образования, его функции и организация зависели от общественного устройства и определялись взглядами видных деятелей эпохи и правящих классов.

В средневековье воспитание и обучение носили религиозно–догматический характер. Школа была сосредоточена в руках церкви, и ее целью была подготовка духовенства. Содержание образования составляли молитвы, письмо, чтение, счет. Для наиболее способных учеников со временем прибавлялись грамматика, риторика, диалектика (философия), а позже – арифметика, геометрия, астрономия, теория музыки. Методы обучения основывались на подражании и механической памяти (заучивание), широко практиковались телесные наказания. Для мальчиков знатного происхождения имелась система рыцарского воспитания, содержанием которого были семь рыцарских добродетелей: езда верхом, плавание, владение копьем, фехтование, охота, игра в шашки, слагание и пение стихов.

Усложнение общественной жизни и государственного механизма привело к тому, что в XII–XIII веках в Европе появились университеты, достаточно автономные по отношению к феодалам, церкви и городским магистратам. Они готовили врачей, аптекарей, юристов, нотариусов, секретарей и государственных чиновников.

В эпоху Возрождения ослабление влияния церкви выразилось в развитии государственной школы, в изменении характера образования. На первый план выдвигалось изучение классической античной культуры, природы, вместо религии как центра всего образования. Гуманистические взгляды деятелей эпохи Возрождения нашли отражение и в образовании: изменились принципы взаимодействия учителя и ученика, отверглась суровая дисциплина, выдвинулся принцип интереса в обучении.

Возросшие потребности общества в образованных людях привели к отказу от индивидуального обучения и переходу к классно-урочной системе в школах и лекционно-семинарской – в университетах. Это упорядочило образовательный процесс и значительно повысило его эффективность. Процессы расширения и углубления образования протекали весьма противоречиво. Формалистическая классическая школа не справлялась со своими задачами. В XVII–XIX веках стали возникать экспериментальные школы, породившие множество теоретических идей, связанных с совершенствованием обучения и воспитания. Организация работы в новых школах проводилась на принципах свободы, самостоятельности, самодеятельности и активности учащихся.

Если в докапиталистическую эпоху образование не оказывало существенного влияния на производство и экономику (по причине преимущественно гуманитарного содержания образования ему отводилась по отношению к массам, в основном, просветительская роль), то с зарождением капитализма, развитием математики, механики, естествознания, медицины, инженерного дела, ростом промышленности и экономики появилась необходимость широкого использования научного знания. Стали возникать реальные училища и технические школы, высшие технические учебные заведения.

Объективные требования производства привели к тому, что постепенно всеобщее начальное, неполное, а затем полное среднее образование становятся основным условием воспроизводства рабочей силы. В процессе расширения технико-технологической деятельности человечества в идеологию и мораль человеческого общества стали проникать технократические ценности, декларирующие всесилие науки и техники. Технократизм не только предъявлял повышенные требования к профессиональной подготовке человека, но и посягал на его духовную сферу, культурную самобытность, образ жизни. Человек при таком подходе рассматривался как элемент единой технологической цепи, обеспечивающей воспроизводство материальных ценностей, а образование – не столько как средство развития человека, сколько в качестве условия его технологической подготовки для выполнения инструментальных задач общественного развития. А поскольку технократический императив не совместим с экологическим, результатом такого подхода может стать разрушение природной среды, деградация и гибель человечества.

Во второй половине XX века существенно меняется понимание положения человека в производственном процессе. Теперь это не винтик производственного механизма и не придаток машины. Как полагают философы, мы движемся к новому обществу, основным отличием которого от всех предыдущих станут место и роль в нем активной личности, информация и знания станут основным ресурсом современного производства, изменится характер человеческой деятельности – она трансформируется из трудовой в творческую. Безусловно, это отразится (и уже проявляется) в системе образования, затронув и цели, и средства, и его организацию. Современный период характеризуется небывалым охватом детей, молодежи и взрослых различными формами образования, переходом к всеобщему высшему образованию, а также включением в этот процесс (в разных качествах) каждого члена общества.