Поделись с друзьями

Пункт 1 ст. 414 ГК РФ предусматривает конструкцию, позволяющую прекращать обязательство соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, устанавливающим иной предмет или способ исполнения (новация).

На практике встречаются случаи, когда между сторонами складываются правоотношения, сходные с новацией задолженности по договору в заемное обязательство, и у судов возникает необходимость корректной квалификации данных отношений.

Соглашение о новации является консенсуальным договором, то есть считается заключенным с момента согласования сторонами всех существенных условий. Существенными условиями являются сведения о первоначальном обязательстве, прекращаемом новацией, и о новом обязательстве, возникающем между сторонами (п. 1 ст. 414 ГК РФ).

1. Вывод из судебной практики: По вопросу о возможности квалификации соглашения о расторжении договора с отсрочкой (рассрочкой) возврата денежных средств в качестве новации в заемное обязательство существует две позиции судов.

Позиция 1. Соглашение о расторжении договора с отсрочкой (рассрочкой) возврата денежных средств признается соглашением о новации задолженности в заемное обязательство.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 12.01.2007, 19.01.2007 N КГ-А40/13199-06 по делу N А40-15985/06-60-168

"...Как видно из материалов дела, 14 января 2005 года между ЗАО "Балтийская строительная компания - Санкт-Петербург" (генподрядчик) и ОАО "Российские железные дороги" (заказчик) был заключен договор строительного подряда за N 233, по которому "заказчик" поручил, а "подрядчик" принял на себя генеральный подряд на строительство объекта: электрификация железнодорожного участка Идель-Свирь Октябрьской железной дороги. Стоимость данных работ составила сумму, равную 383470284 руб., а срок окончания работ был определен в виде декабря 2005 года (т. 1, л.д. 13 - 28). 05 августа 2005 года стороны подписали соглашение о расторжении данного договора, а также акт сверки задолженности ответчика перед истцом в размере 72823533,01 рублей (т. 1, л.д. 30), которые заявитель обязан был возвратить в срок до 31 декабря 2006 года...

В соответствии со ст. 407 ГК РФ, обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами, правовыми актами или договором. В ст. 414 ГК РФ предусмотрено, что обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация). Из ст. 818 ГК РФ вытекает, что по соглашению сторон долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством. В ст. 809 ГК РФ указано, что если иное не предусмотрено законом или договором займа, то заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размере или в порядке, определенных договором, а при отсутствии в договоре условий об этом - в размере ставки рефинансирования.

Принимая во внимание положения вышеназванных норм права, а также учитывая конкретные обстоятельства по делу, судебная коллегия находит правомерным вывод суда в обжалуемых актах о взыскании с ответчика в пользу истца процентов в размере 4258325,24 рублей, поскольку, заключив 05.08.2005 соглашение о расторжении договора строительного подряда, стороны фактически согласились с тем, что между ними сложились фактически заемные отношения со всеми вытекающими из данного обстоятельства правовыми последствиями, предусмотренными, в частности, ст. ст. 818, 807, 809 ГК РФ, в которых имеется и право заимодавца на взыскание с заемщика процентов за пользование заемными денежными средствами..."

Позиция 2. Соглашение о расторжении договора с отсрочкой (рассрочкой) возврата денежных средств не является соглашением о новации задолженности в заемное обязательство.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 14.06.2011 N КГ-А40/2745-11 по делу N А40-63579/10-85-514

"...ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" обратилось с исковым заявлением в Арбитражный суд города Москвы к ООО Строительная компания "ЛюксСтрой" о взыскании долга в сумме 44 590 593,42 руб., составляющих сумму неиспользованных денежных средств по инвестиционному договору N 44С/106348 от 15 апреля 2008 на строительство АЗК и соглашения о замене стороны по данному договору от 2 апреля 2009.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 13 октября 2010, оставленного без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 декабря 2010, исковые требования ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" удовлетворены.

В кассационной жалобе ответчик указывает, что суды дали неправильную правовую квалификацию соглашению о расторжении инвестиционного договора от 2 декабря 2009, определив спорные отношения как кондикционные, в то время как между сторонами существует обязательство беспроцентного займа, а денежные обязательства ответчика перед истцом возникли именно из соглашения о расторжении инвестиционного контракта и не существовали до момента его подписания сторонами. Поскольку стороны прекратили существовавшие между ними обязательства из инвестиционного договора, определив сумму, подлежащую уплате ответчиком в пользу истца, а также установили порядок выплаты этой суммы в рассрочку, то отношения сторон подпадают под действие норм статьи 818 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" (инвестор) и ООО "Региональная компания по строительству газовых сетей и внедрению новых технологий "РК-Газсетьсервис" (впоследствии ООО "Алькор") (заказчик) заключен договор N 44С/106348 от 15 апреля 2008, согласно которому по заданию инвестора заказчик обязуется в предусмотренный договором срок своими силами с привлечением других лиц построить объект и после получения разрешения на ввод объекта строительства в эксплуатацию передать данный объект инвестору, а инвестор в свою очередь обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект строительства при наличии разрешения на ввод объекта строительства в эксплуатацию.

В соответствии с данным соглашением права и обязанности заказчика по договору перешли к ООО Строительная компания "ЛюксСтрой".

Между ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" и ООО Строительная компания "ЛюксСтрой" 2 декабря 2009 подписано соглашение о расторжении инвестиционного договора.

Как установлено судами на основании положений упомянутого соглашения, с момента его подписания к ООО Строительная компания "ЛюксСтрой" перешла обязанность по возврату неизрасходованных заказчиком средств инвестора в размере 44 590 593,67 руб. При этом все взаиморасчеты между заказчиком и новым заказчиком в связи с подписанием данного соглашения, в том числе по передаче от заказчика новому заказчику неизрасходованных денежных средств, осуществляются ими самостоятельно на основании соответствующих соглашений.

Довод ответчика о неправильной квалификации судами первой и апелляционной инстанций спорных правоотношений кассационная коллегия признает несостоятельным, поскольку наличие согласованной сторонами в приложении к соглашению от 2 декабря 2009 рассрочки погашения задолженности в размере 44 590 593,67 руб. не свидетельствует о прекращении обязательства новацией, как полагает заявитель жалобы. В названном соглашении отсутствует указание о том, что денежные средства, подлежащее уплате ответчиком истцу в связи с расторжением инвестиционного договора, становятся заемными.

Кассационная коллегия находит выводы судов первой и апелляционной инстанций обоснованными и правомерными..."

Постановление ФАС Московского округа от 28.04.2011 N КГ-А40/3386-11 по делу N А40-63577/10-64-551

"...В кассационной жалобе ответчик указывает, что суды дали неправильную правовую квалификацию соглашению о расторжении инвестиционного договора от 02.12.2009 г., определив спорные отношения как кондикционные, в то время как между сторонами существует обязательство беспроцентного займа, а денежные обязательства ответчика перед истцом возникли именно из соглашения о расторжении инвестиционного контракта и не существовали до момента его подписания сторонами. Поскольку стороны прекратили существовавшие между ними обязательства из инвестиционного договора, определив сумму, подлежащую уплате ответчиком в пользу истца, а также установили порядок выплаты этой суммы в рассрочку, то отношения сторон подпадают под действие норм статьи 818 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с этим, как указывает заявитель кассационной жалобы, суды неверно квалифицировали спорные отношения, определив их как кондикционные, т.е. вытекающие из неосновательного обогащения, в то время как между сторонами, по мнению ответчика, существует обязательство беспроцентного займа.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" (инвестор) и ООО "Региональная компания по строительству газовых сетей и внедрению новых технологий "РК-Газсетьсервис" (заказчик) заключен договор N 44С/106368 от 15.04.2008, согласно которому по заданию инвестора заказчик обязуется в предусмотренный договором срок своими силами с привлечением других лиц построить объект и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию объекта строительства передать инвестору объект строительства, а инвестор в свою очередь обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект строительства при наличии разрешения на ввод в эксплуатацию объекта строительства.

Между ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" и ООО Строительная компания "Люкс Строй" 02.12.2009 подписано соглашение о расторжении инвестиционного договора.

Как установлено судами на основании положений упомянутого соглашения, с момента его подписания к ООО Строительная компания "Люкс Строй" перешла обязанность по возврату неизрасходованных заказчиком средств инвестора в размере 33 363 518,22 руб. При этом все взаиморасчеты между заказчиком и новым заказчиком в связи с подписанием данного соглашения, в том числе по передаче от заказчика новому заказчику неизрасходованных денежных средств, осуществляются ими самостоятельно на основании соответствующих соглашений.

Довод ответчика о неправильной квалификации судами первой и апелляционной инстанций спорных правоотношений кассационная коллегия признает несостоятельным, поскольку наличие согласованной сторонами в приложении к соглашению от 02.12.2009 рассрочки погашения задолженности в размере 33 363 518,22 руб. не свидетельствует о прекращении обязательства новацией, как полагает заявитель жалобы. В соглашении от 02.12.2009 отсутствует указание о том, что денежные средства, подлежащее уплате ответчиком истцу в связи с расторжением инвестиционного договора, становятся заемными..."

Постановление ФАС Московского округа от 16.03.2011 N КГ-А40/1270-11 по делу N А40-69343/10-50-579

"...Между ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" и ООО Строительная компания "Люкс Строй" 02.12.2009 подписано соглашение о расторжении инвестиционного договора, по условиям которого (п. 4) на момент подписания настоящего соглашения общий размер задолженности заказчика перед инвестором по инвестиционному договору составляет 36 292 787,62 руб. При этом графиком погашения задолженности (приложение N 4 к соглашению) предусмотрен следующий порядок оплаты данной задолженности:

январь 2010 г. - 9 000 000 руб.;

февраль 2010 г. - 9 000 000 руб.;

март 2010 г. - 9 000 000 руб.;

апрель 2010 г. - 9 292 787,62 руб.

Однако в установленные сроки ответчиком обязательства по оплате задолженности в размере 36 292 787,62 руб. исполнены не были.

При этом письмом от 29.04.2010 N 29-П ответчик обязался погасить имеющуюся задолженность до августа 2010 года.

На основании имеющихся в материалах дела доказательств и установленных фактических обстоятельств дела, с учетом того, что не представлено доказательств перечисления ответчиком в добровольном порядке суммы задолженности, суды обеих инстанций пришли к правомерному выводу о наличии оснований для удовлетворения требований истца о взыскании денежных средств в размере 36 292 787,62 руб. как неосновательного обогащения.

Довод ответчика о неправильной квалификации судами первой и апелляционной инстанций спорных правоотношений кассационная коллегия признает несостоятельным, поскольку наличие согласованной сторонами в приложении N 4 к соглашению от 02.12.2009 рассрочки погашения задолженности в размере 36 292 787,62 руб. не свидетельствует о прекращении обязательства новацией, как полагает заявитель жалобы. В соглашении от 02.12.2009 отсутствует указание о том, что денежные средства, подлежащее уплате ответчиком истцу в связи с расторжением инвестиционного договора, становятся заемными..."

Постановление ФАС Московского округа от 07.02.2011 N КГ-А40/17805-10 по делу N А40-55206/10-63-470

"...01.10.2009 ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" и ООО Строительная компания "Люкс Строй" расторгли инвестиционный договор по взаимному соглашению, определив, что остаток неизрасходованных заказчиком средств в размере 53 395 025 руб. 51 коп. Порядок погашения заказчиком задолженности перед инвестором определен сторонами в дополнительном соглашении от 19.11.2009.

Установив, что ответчиком задолженность не погашена, суд правомерно удовлетворил исковое требование, сославшись правильно на пункт 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой, оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Довод заявителя жалобы о том, что правоотношения сторон после прекращения инвестиционного договора подпадают под регулирование правовых норм о договоре займа в силу того, что стороны определили сумму уплаты ответчиком в пользу истца и порядок ее выплаты в рассрочку, судебной коллегией отклоняется, как основанный на неверном толковании положений закона о договоре займа и условий соглашения о расторжении договора и дополнительного соглашения от 19.11.2009.

Как установлено апелляционным судом, дополнительное соглашение, подписанное между ООО "ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт" и ООО Строительная компания "Люкс Строй" 19.11.2009 к соглашению от 01.10.2009 года о расторжении инвестиционного договора, на которое ссылается заявитель жалобы, не содержит в себе условия о том, что денежные средства, явившееся предметом спора, подлежащие уплате ответчиком истцу, становятся заемными.

Иная оценка заявителем жалобы установленных судами фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной судами при рассмотрении дела судебной ошибки..."

2. Вывод из судебной практики: Погашение задолженности передачей векселя третьего лица является прекращением обязательства путем предоставления отступного (ст. 409 ГК РФ), а не новацией обязательства в соответствии со ст. 818 ГК РФ.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 15.04.2004 N Ф09-944/04-ГК

"...При рассмотрении спора судом установлено, что сумма долга по договору поставки N 7/357/60601133 от 26.10.2000 была погашена путем передачи ответчиком - ДОАО "Ижевский инструментальный завод", истцу - ООО "Ресурс-КМ", простых векселей. Данное правоотношение не может быть квалифицировано как новация (ст. 414 ГК РФ), предусматривающая замену одного обязательства другим. Передача ответчиком - ДОАО "Ижевский инструментальный завод", векселей, не порождает заемного обязательства (ст. ст. 815, 818 ГК РФ), поскольку векселя выданы (эмитированы) не ДОАО "Ижевский инструментальный завод", а иным лицом - ОАО "Ижмаш-Авто", вследствие чего ответчик не может считаться заемщиком.

Согласно ст. 409 ГК РФ по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.).

Действия сторон по передаче и приему векселей взамен уплаты долга свидетельствуют о прекращении между ними обязательственного правоотношения в порядке ст. 409 ГК РФ..."

3. Вывод из судебной практики: Договор, по условиям которого акционер передает обществу право пользоваться неполученными распределенными дивидендами, является новацией долга в заемное обязательство.

Судебная практика:

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 05.02.2009 N Ф04-7850/2008(17824-А70-8) по делу N А70-1864/2008

"...08.08.2006 Гумерова Ю.В. (займодавец) и ЗАО "СибНЛК" (заемщик) заключили договор N 12 денежного займа, по условиям которого займодавец передает заемщику право пользования суммой неполученных дивидендов акционера по итогам распределения прибыли за 2005 год на сумму 1 600 040 руб., а заемщик обязуется вернуть указанную сумму займа в срок до 10.11.2006, и уплатить на нее проценты в размере 12% годовых с момента подписания настоящего договора до момента возврата ее займодавцу (пп. 1.1, 2.1, 2.2, 2.4). За просрочку исполнения обязательств по возврату суммы займа в установленный договором срок стороны предусмотрели ответственность заемщика в виде уплаты пени 0,1% от неуплаченной суммы за каждый день просрочки (п. 3.2).

В установленный договором займа срок заемщик частично исполнил принятые на себя обязательства по возврату заемных денежных средств, передав займодавцу сумму 239 800 руб., что для Гумеровой Ю.В. явилось основанием обратиться в арбитражный суд с настоящим иском за принудительным взысканием непогашенной заемщиком суммы денежного займа 1 360 240 руб., процентов за пользование суммой займа, по расчету истца составивших 299 373,40 руб., и пени за просрочку возврата заемных денежных средств 760 190,26 руб.

Выводы арбитражных судов о правомерности исковых требований суд кассационной инстанции считает правильными и мотивированными условиями заключенной истцом и ответчиком сделки займа и статьями 309, 310, 807, 810, 814, 818 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым обязательства должны исполняться надлежащим образом и в соответствии с условиями принятых на себя обязательств. В данном спорном случае по соглашению сторон выплата дивидендов акционеру была заменена заемным обязательством с соблюдением требований о новации и формы сделки по займу. Что ответчик принятые на себя обязательства по возврату заемных денежных средств в установленный договором займа срок надлежащим образом не исполнил и в силу названных положений Гражданского кодекса Российской Федерации обязан возвратить займодавцу оставшуюся сумму долга по займу..."

4. Вывод из судебной практики: Соглашение, в соответствии с которым изменяется срок и порядок погашения задолженности, не свидетельствует о новации долга в заемное обязательство.

Судебная практика:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.12.2010 по делу N А05-6527/2010

"...Как следует из материалов дела, между ООО "Грин лайн" (исполнитель) и ООО "Промстроймонтаж" (заказчик) заключен договор оказания транспортных услуг от 05.06.2008. Актом сверки взаимных расчетов стороны зафиксировали задолженность заказчика перед исполнителем по состоянию на 31.12.2008 в размере 2 205 041 руб. 31 коп.

Между сторонами подписано соглашение о рассрочке исполнения обязательства от 10.02.2010. По этому соглашению ООО "Промстроймонтаж" (должник) обязалось погасить задолженность в размере 2 205 041 руб. 31 коп. ежемесячными равными платежами в период с 20.02.2010 по 20.09.2010, а ООО "Грин лайн" (кредитор) обязалось отозвать из Арбитражного суда Архангельской области иск о взыскании задолженности и процентов. Размер ежемесячного платежа определен в сумме 275 630 руб., которую должник обязался уплачивать не позднее 20 числа каждого месяца. Этим соглашением установлена ответственность должника за нарушение сроков оплаты в виде пеней в размере 1 процента от подлежащего оплате платежа за каждый день просрочки. Соглашением установлена договорная подсудность - рассмотрение споров в Арбитражном суде Архангельской области, а кредитору предоставлено право расторгнуть соглашение в одностороннем порядке при невыполнении должником обязанности по оплате задолженности в течение двух месяцев.

Арбитражный суд установил, что обязательство по уплате долга по договору от 05.06.2008 прекращено (новировано) соглашением от 10.02.2010, которое является договором займа.

Этот вывод обоснованно оспаривается в кассационной жалобе.

Существо новации заключается в замене первоначального обязательства, существовавшего между сторонами ранее, другим обязательством, предусматривающим иной предмет или способ исполнения, с одновременным прекращением первоначального обязательства (статья 414 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соглашении о рассрочке исполнения обязательства от 10.02.2010 не содержится указаний на то, что этим соглашением прекращаются какие-либо обязанности заемщика. Кроме того, соглашение не содержит условий об изменении способа исполнения обязательства должника - он остался прежним (уплата кредитору денежных средств); изменение же сроков и порядка погашения задолженности не является изменением способа исполнения обязательства.

Таким образом, судом соглашение о рассрочке исполнения обязательства от 10.02.2010 безосновательно расценено в качестве новации..."

5. Вывод из судебной практики: Соглашение о предоставлении на возвратной основе целевого займа путем уступки права требования может быть квалифицировано как новация в заемное обязательство обязательств по договору цессии.

Судебная практика:

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.03.2011 по делу N А58-4254/10

"...Как усматривается из материалов дела, 18 октября 2006 года между предприятием (займодавец) и ООО "Гранд" (заемщик) заключен договор N 2-пф, по условиям которого займодавец предоставляет заемщику на возвратной основе целевой заем путем уступки права требования по договору целевого займа N 6-в от 07.10.2005 к ГУП РС(Я) "Якутгосоптторг" на сумму 3 000 000 рублей сроком на 3 года, а заемщик обязался в срок до 18.10.2009 возвратить предприятию сумму займа и проценты за пользование займом из расчета 1/3 процентной ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации на момент подписания договора.

Неисполнение ООО "Гранд" обязательств по договору N 2-пф от 18.10.2006 послужило основанием для предъявления предприятием настоящего иска.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, доводы и возражения сторон, установив обстоятельства спора, арбитражные суды со ссылкой на статьи 8, 168, 432, 807, 808 Гражданского кодекса Российской Федерации пришли к выводу о ничтожности договора N 2-пф от 18.10.2006, поскольку согласованный сторонами предмет данной сделки в соответствии с действующим законодательством не может являться предметом договора займа. Апелляционный суд также указал на недоказанность истцом факта реального исполнения договора займа.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с указанными выводами арбитражных судов первой и апелляционной инстанции не согласен в связи со следующим.

В соответствии со статьей 818 Гражданского кодекса Российской Федерации по соглашению сторон долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством.

Согласно пункту 1 статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).

Действующим законодательством не предусмотрено запрета на совершение новации в отношении обязательств по договору цессии.

Вместе с тем при рассмотрении настоящего спора арбитражными судами в связи с неприменением статьи 818 Гражданского кодекса Российской Федерации не дана оценка обстоятельствам заключения спорного договора целевого займа N 02-пф от 18.10.2006, а также договору целевого займа N 6-в от 07.10.2005, договору уступки права требования N 41-ю от 13.10.2006, договору купли-продажи N 331/06 от 16.10.2006 на предмет их взаимосвязанности и возможности новирования обязательств сторон..."