Нужна помощь в написании работы?

Реформы Петра затронули также письменность и литературную жизнь. В 1703 г. стала выходить первая русская газета, с 1708 г. открываются типографии, где упрощенным по сравнению с церковнославянским шрифтом начинают печатать книги, преимущественно гражданского содержания. Например, в 1717 г. была напечатана книга «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению» – учебник хорошего тона, излагавший правила и нормы поведения в обществе. В книге даны рекомендации как для основной массы дворянства, так и для образованной его части. По этим рекомендациям можно судить о культурном уровне молодого дворянства того периода.

«Над ествою не чавкай, как свинья, и головы не чеши: не проглоти куска, не говори, ибо так делают крестьяне. Часто чихать, сморкать и кашлять непригоже... Между тем не замарай скатерти и не облизывай перстов, около своей тарелки не делай забора из костей, корок хлеба и прочего. Когда перестанешь ясти, возблагодари Бога, умой руки и прополощи рот».

Для образованной части дворянства даны такие рекомендации: «Младый шляхтич, или дворянин, ежели в ексерциции (обучении) своем совершен, а наипаче в языках, конной езде, танцовании, в шпажной битве и может добрый разговор учинить, к тому же красноглаголив и в книгах научен, оный может с такими досуги прямым придворным человеком бытии».

ридавая большое значение печатному делу, Петр прежде всего заботился об издании учебной литературы, литературы, которая вводила бы общество и народ в его планы, объясняла необходимость и пользу его преобразований. Печатались книги по истории, географии, мифологии, чтобы ввести читателя в содержание европейской литературы. Петр, лично курировавший все издательское дело, настаивал, чтобы в переводимой с иностранных языков исторической литературе «сохранялись неизменно отзывы о России, хотя бы неблагоприятные». За время царствования Петра было издано более 600 названий книг. В целях воспитания из читателя гражданина и патриота издавались справочники по античной культуре, помогавшие русскому читателю быстро войти в мир символики и образности европейского искусства: «Символы и эмблемы» – антология из восьмиста шестидесяти эмблем, наиболее распространенных в европейском искусстве, а также «Апофегмата» - антология изречений, в которых упоминались имена философов, писателей и политиков Античного мира.

Роль нравственного воспитания исполняли издававшиеся и переиздававшиеся еще при Петре басни Эзопа, «Метаморфозы» Овидия, «Библиотека богов Аполлодора». Издавались исторические работы, труды по государственному праву, призванные воспитывать гражданские чувства.

По требованию Петра изменилась сама книга. Гражданская азбука отделила светскую книгу от церковной. Петр принимал непосредственное участие в издании книг: собирал информацию, указывал, что переводить, заботился о подготовке переводчиков, просматривал переводы и корректуры, часто делая это во время военных походов.

Последствия этой деятельности монарха были замечательные: Россия начала читать. Одним из таких читателей был А.Т. Болотов (1738-1833), русский писатель и ученый-энциклопедист, основатель русской агрономической науки, рассказавший в своих воспоминаниях «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков», как он пристрастился к чтению, и какую роль оно сыграло в его дальнейшей жизни.

А главная цель новой литературы состояла в воспитании «новой породы людей», в воспитании «лучших из русского дворянства.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Литература XVIII в. представлена произведениями Ф. Прокоповича, автора «Слова о власти и чести царской», создателя «панегирического стиля» как основной эстетической тенденции начала века, АД. Кантемира, В.К. Тредиаковского, М.В. Ломоносова, АП. Сумарокова, Д.И. Фонвизина, Г.Р. Державина и И.А Крылова. Завершают литературу XVIII в. произведения АН. Радищева и Н.М. Карамзина.

Классицизм пришел в Россию из Европы, где он господствовал в XVII в. Общий смысл классицизма – стремление построить искусство на основах разума, «соблюдение в искусстве строгой логики» (Ю.М. Лотман). Свое понимание принципов классицизма изложил А.П. Сумароков (1717 – 1777).

По мнению Сумарокова, литературное творчество – это рациональный процесс. В человеке борются два начала – божественный разум и животные страсти. Изображение этой борьбы – основная тема представителей классицизма. В художественном произведении эта борьба рассматривается не только сюжетными, жанровыми средствами, но и вербальными средствами в пределах одного и того же жанра. Сумароков был жанровым универсалистом: им были созданы девять трагедий, двенадцать комедий, оды, элегии, басни, баллады, сонеты, пародии и произведения других жанров. Большое значение он придавал слову как знаку нравственного достоинства героя. Например, в комедии «Рогоносец по воображению» Сумароков для характеристики положительных и отрицательных героев использует речевые средства: словарь «низких» образов, воплощающих порок, – Викулы и Хавроньи – это названья блюд: «свиные ноги со сметаной да с хреном», каша-размазня», «морковные пироги», «фрукасе из свинины с черносливом», «тертый горох» и др. Словарь же положительных героев – графа Кассандра и Флоризы – это уже словарь абстрактных понятий: честь, достоинство, счастье, благородство, гордость, вкус, надежда, великодушие, рассудок, почтение, презрение и другие. По словам В.Г. Белинского, у истоков новой русской литературы стояли сатирик АД. Кантемир (1708 – 1744) и одописец М.В. Ломоносов (1711 – 1765). И далее Белинский предвидит, что два направления будут определять характер русской литературы с начала ее пути, это - классицизм и реализм.

В лице Кантемира русская поэзия обнаружила стремление к действительности, к жизни как она есть, основала свою силу на верности натуре. В лице Ломоносова она обнаружила стремление к идеалу, поняла себя, как оракула жизни высшей, выспренной, как глашатая всего высокого и вели кого.

М.В. Ломоносов был первым великим русским ученым-энциклопедистом мирового значения основоположником физической химии, замечательным общественным деятелем. По его инициативе был основан Московский университет, он заложил основы современного русского литературного языка. Ломоносов возродил искусство мозаики и производство смальты, результатом чего явилось создание мозаичного панно «Полтавская битва» и написание дидактического послания «Письмо о пользе стекла» (1752) его покровителю и куратору Московского университета И.И. Шувалову. Письмо, написанное в стихотворной форме, свидетельствует об энциклопедическом типе сознания Ломоносова, в котором эстетическое начало, социальные идеи, научное мировоззрение слиты воедино. Ломоносов перечисляет все области человеческой жизни, в которых может быть использовано стекло: оконные стекла, посуда, сложные научные приборы, ювелирное искусство, бисерное шитье.

«Письмо» отразило особенности поэтического творчества Ломоносова: ориентацию не только на эстетическое наслаждение, но в первую очередь на позитивные социальные последствия, на общественную пользу.

Велики заслуги Ломоносова перед наукой, его главную заслугу перед литературой филологи всех поколений видят в том, что он дал ей язык, позволивший преодолеть разрыв Петровской эпохи между «строем мышления и формами его речевого выражения».

Тредиаковский – один из основоположников новой русской литературы был поэтом, переводчиком, филологом, академиком Петербургской академии наук. В работе «Новый и краткий способ к сложению российских стихов» он сформулировал принципы русского силлабо-тонического стихосложения. В 1760 г. Тредиаковский перевел в стихах прозаическое произведение Ф. Фенелона «Странствия Телемака», что имело как философско-идеологическое, так и литературно-эстетическое значение. В этом романе французский автор представил педагогическую и политическую «концепцию о природе монархической власти. Роман восходит к эпопее Гомера «Одиссея» и повествует о странствиях сына Одиссея Телемака, путешествующего в поисках отца. В путешествиях Телемак знакомится с различными политическими режимами и возвращается на родину просвещенным монархом. Это идеологический аспект произведения, который при переводе особо выделил Тредиаковский, представив концепцию законной монархии, в которой царь - первый исполнитель законов.

Литературно-эстетическое значение произведения состоит, прежде всего, в том, что это был первый в России роман в стихах, проложивший дорогу гениальному «Евгению Онегину» Пушкина, а также в том, что это было обращение к античности, бывшей в России XVIII в. парадигмой и эталоном искусства и культуры в целом. Не случайно Тредиаковский изменил название перевода: «Странствиям Телемака» он противопоставил название «Тилемахида», созвучное названиям античных эпических поэм («Энеида», «Илиада» и др.).

Новую русскую литературу создавало три человека: Ломоносов, Тредиаковский и Сумароков. Жизнь всех трех была необычна и возможна лишь после преобразований Петра I . Ломоносов был сыном крестьянина с крайнего севера России, Тредиаковский сыном бедного священника с крайнего юга (из Астрахани). Он на свой риск, без денег отправился в Голландию и пешком дошел до Парижа. Оттуда он вернулся образованным филологом. Но не менее удивителен был путь в поэзию Сумарокова, который был сыном генерала и сам бригадиром (первый генеральский чин в России XVIII в.). То, что человек, перед которым открывалась блестящая придворная карьера, избрал бедность и тяжелый путь поэта и драматурга, ссорился с царицей и вельможами и дружил с нищими актерами, а в конце жизни женился на крепостной крестьянке, было не менее удивительно, чем те дороги, которыми пришли в поэзию Ломоносов и Тредиаковский. С этими именами Лотман связывает рождение русской интеллигенции. Одним из следствий реформ Петра I было появление в России интеллигенции: особой группы людей, которые посвятили свой ум науке и искусству, а сердце – служению народу, которые ставили духовные ценности выше материальных и находили счастье в творчестве.

Комедия Фонвизина «Недоросль» (1781) свидетельствовала уже о переходе русской литературы от классицизма к просветительскому реализму. Характеры героев и их быт раскрываются не через их речи, как в «Бригадире», а через их действия.

Выдающимся поэтом конца века был Г.Р.Державин (1743 – 1816). «Первым живым глаголом юной поэзии русской» назвал его Белинский. Основным жанром, в котором работал Державин, стала ода – торжественное поэтическое произведение, чья звучная и соразмерная форма всегда была близка классицизму. Но Державин вдохнул в этот жанр совершенно новую жизнь. В поэзии Державина проявилась тенденция разрыва с классицизмом и ориентации на бытовой, психологически мотивированный портрет. Державин ориентируется на «бытовое правдоподобие». Считая высшей ценностью Человека, он видит его и в самом прославленном Герое. Вот как, например, он описывает Суворова, используя при этом смешение классического и реалистического стилей:

Будучи консерватором по своим политическим взглядам, занимая высокие государственные посты, Державин мечтал о правителях – честных людях, чуждых грабежей, злоупотреблений, взяток, о людях, которые бы служили своему народу, а не своим корыстным целям.

Автор и од («Фелица», «Водопад», «Вельможа», «Бог», «Властители и судии»), и лирических стихотворений («Похвала сельской жизни»), Державин по яркости языка, поэтичности и красочности образов стал учителем и предшественником Пушкина. «Старик Державин нас заметил, и в гроб сходя, благословил».

Н.М.Карамзин (1766 – 1826) – типичный «мирный гуманизм» представитель русских образованных людей XVIII в. Получив хорошее образование в Москве, он «расширил» его, путешествуя по Европе (Германии, Швейцарии, Франции, Англии), результатом чего явилась его книга «Письма русского путешественника». Будучи свидетелем начала Французской революции, Карамзин в своих «Письмах» отдает предпочтение мирным успехам просвещения и достижениям европейской цивилизации, а не картинам революционного насилия. «Мирный гуманизм» – так охарактеризовал писательский стиль Карамзина Ю.М. Лотман. В журнале «Вестник Европы», редактором которого он был, Карамзин ратовал за усвоение Россией цивилизационного опыта новоевропейской философии. В идеях Просвещения он видел окончательное преодоление догматизма и схоластики Средневековья.

Карамзин – основоположник русского сентиментализма, в стиле которого написана «Бедная Лиза», повествующая о трагической любви крестьянки к дворянину. Влияние Карамзина на русских писателей было огромным. Жуковский, Батюшков, Пушкин, Гоголь – все они прошли школу Карамзина.

Секуляризация и европеизация страны способствовали активному развитию российской науки, уровень которой уже к концу столетия сравнялся с европейским. Еще по приглашению Петра, но уже после его смерти в 1725 – 1727 гг. в Петербург прибыли такие известные европейские математики, как Н. Бернулли, Д. Бернулли, Майер, затем Эйлер и др. Было предпринято создание русской научной математической терминологии, переведены и изданы первые учебники по высшей математике. Разрабатывалась аналитическая геометрия, учение о рядах, интегральное и дифференциальное исчисления, теория чисел, алгебра, тригонометрия, теория вероятностей. В течение 1747 – 1775 гг. были подготовлены и изданы сначала 14, а затем 20 томов академических изданий, содержавших, в частности, труды первых русских ученых – Ломоносова по физике, химии и другим наукам, Попова, Румовского, Иноходцова - по астрономии, по математике – Румовского и Котельникова. Одновременно с академическими научными изданиями и изданием учебников по точным и естественным наукам с 1728 г. для распространения в русском обществе знаний в популярной форме Академия предпринимала отдельные периодические издания, в которых чистая математика, например, представлялась только статьями исторического характера.

Научные труды по астрономии в России появились только во времена Петра. Будучи в Европе, Петр дважды посетил обсерватории в Гринвиче и Копенгагене. Во второе свое посещение Гринвича он сам произвел полное определение положения Венеры с помощью стенного круга. При учреждении Петром Академии наук в 1725 г. была построена обсерватория. Значительная часть трудов русских астрономов XVIII в. была посвящена астрономо-географическим и картографическим работам. Геодезические работы были начаты при личном участии Петра. Для подготовки моряков и геодезистов Петром была учреждена навигационная школа, в 1715 г. переименованная в академию.

Главная роль в развитии науки XVIII в. принадлежит Ломоносову, сказавшему свое слово практически во всех областях науки того времени, в том числе и в минералогии. Вступив в академию, он изучал коллекции минералов, купленные за границей Петром I, а также привезенные путешественниками из Сибири. Ученый прекратил фантастические измышления западноевропейцев о происхождении каменного угля и янтаря, доказав их растительное происхождение. В 1745 г. Ломоносов впервые представил в академию проект химической лаборатории и программу научных работ по химии.

В XVIII в. в России работали также изобретатели-самоучки, такие, как И.П. Кулибин (1735 – 1818), создавший различные механизмы, (семафорный телеграф, прототип прожектора «зеркальный фонарь», модель одноарочного моста через Неву и др.), и И.И.Ползунов (1728 – 1766), разработавший проект универсального парового двигателя.

Философия Российская философия XVIII в. эклектична. В это время в России возникли протофилософские течения, классификацию которым дал русский религиозный философ В.В. Зеньковский (1881 – 1962) в «Истории русской философии». Это вольтерьянство, впоследствии породившее идейный радикализм и нигилизм; русский гуманизм – новая идеология, возникшая в связи с крушением прежней церковной идеологии, и масонство.

Все это направления секулярной мысли, знаменующие начало свободных философских исканий. Ученическое следование тем или иным течениям западной мысли не мешает тому, что начинает работать собственная мысль, но мы, конечно, еще лишь «на пороге» философии.

Идеал, одушевляющий светскую культуру, есть, конечно, не что иное, как христианское учение о Царстве Божием, – но уже всецело земном и созидаемом людьми без Бога. Но как раз в силу этого, психология культурного делания неизбежно заключает в себе дух утопизма, страстного ожидания всецелого и всеобщего, свободного и радостного воплощения идеала на земле. Отсюда неизгладимая печать романтизма в светской культуре по ее существу - в ней научные, социальные и иные идеи сочетаются с социально-политической мечтательностью.

50-60-е годы уже диктуют необходимость компромисса между теорией и жизнью. А в 70-80-е годы проблемы обострились благодаря французскому философскому движению просветительских идей. «Дремлющие русские души, – пишет Милюков, – были окончательно разбужены этим толчком» и оказались перед выбором между старым и новым мировоззрением. Метался между этими мировоззрениями и создатель русской социальной комедии Д.И. Фонвизин, закончивший компромиссом после уступок, сделанных им новому мировоззрению. Поддавшись настроениям вольтерьянства и вышучивая в период пребывания в Петербурге старую веру, Фонвизин после возвращения в патриархальную Москву не только отказывается от прежних настроений, но и жаждет публичного покаяния.

Нечто подобное Фонвизину испытал другой представитель тогдашней молодой российской интеллигенции – И.В. Лопухин. Его вольтерьянство было глубже фонвизинского. Он перевел заключительную часть «Системы природы» Гольбаха и даже решил распространить свой перевод в рукописях. Но и его охватило раскаяние, он сжег свой перевод и написал трактат «О злоупотреблении разума некоторыми новыми писателями». Как и другие образованные люди, спасение от этого Лопухин видел в вере. Но для большинства из них это была не патриархальная вера отцов, а «очищенное, одухотворенное» ее понимание, которое, по убеждению этих молодых людей, могло дать франкмасонство. Появившись в России в первой половине XVIII в., масонство свое широкое распространение получило во второй его половине.

Русское масонство – одно из философских направлений, находившееся под влиянием работ немецкого философа мистика Я. Беме «Аврора, или Утренняя заря в восхождении» и «О рождении и обозначении всех сущностей», распространявшихся в рукописях, в которых автор на основании библейских текстов рассматривал проблемы антропологии, теории знака и языка, этики и других дисциплин. Другим источником русского масонства стала опубликованная на русском языке в 1785 г. книга французского мистика Сен-Мартена «Об ошибках и истине».

Проблема масонства долгое время была закрытой темой, поскольку католическая церковь воспринимает масонство как церковь антихриста, и эту точку зрения разделял великий русский философ Владимир Соловьев (1853 – 1900). Такое понимание масонства было чуждо российской интеллигенции XVIII в.: для нее масонство было верой, духовным христианством, просветленным разумом. Развитие духовной жизни, нравственное самосовершенствование, действенная любовь к ближним – так масоны понимали христианство.

Русские религиозные философы В.В.Зеньковский и Н.О.Лосский (1870 – 1965) высоко оценили явление русского масонства, его роль в духовной мобилизации творческих сил России. Масонство, уводя значительную часть общества как от атеизма, так и от церкви, тем самым способствовало процессу секуляризации, то есть высвобождению культурной и общественной жизни из-под преобладания церковного влияния. Захватывая значительные слои русского общества, масонство, по словам Зеньковского, было школой гуманизма, «подымало творческие движения в душе», пробуждало умственные интересы. Масонство повлияло на развитие философии в России. Его стремительное распространение, начавшееся в царствование Елизаветы, показало, что в России было очень много людей с духовными запросами, болезненно переживавших пустоту, создавшуюся с отходом от церковного сознания. Для этих людей масонство открыло путь к сосредоточенной духовной жизни. Русские масоны были «западниками» и много трудились, чтобы приобщить русских людей к философско-религиозной литературе Запада.

Существенным элементом масонского мировоззрения была мистическая метафизика, мистическая антропология, их эзотеричность, таинственность, предназначенная исключительно для посвященных, что делало эту доктрину доступной не сразу, а лишь по ступеням посвящения. В процессе проникновения в масонскую доктрину человек формировал философский менталитет, установку на теоретический анализ, без чего было бы невозможно последующее восприятие произведений Канта и Шеллинга. Кого-то к тому же привлекали таинственность масонства, его символика, легендарные рассказы о храме Соломона, символика церемоний. Масонство верило в «золотой век впереди», в прогресс, призывало к творчеству. Зеньковский отмечает, что именно в масонстве формировались основные черты будущей передовой русской интеллигенции: примат морали, сознание общественного долга, практический идеализм.

Другой важной идеей масонства была идея «морального перерождения». Задачу человека масоны видели не в борьбе за реформы и революцию, а в самопознании, в работе над самим собой.

Духовными вождями масонства в России были Н.И. Новиков, редактор масонских периодических изданий, создатель ряда масонских библиотек, и профессор философии Московского университета И. Г. Шварц (1751 – 1784), толковавший неясные места в сочинениях Сен-Мартена в лекциях, которые он читал у себя на дому, и доказывавший, что Бог сотворил мир не из ничего, а из своей внутренней сущности.

Органом московских масонов в 70-80-е годы был журнал Новикова «Вечерняя заря», который он затем передал ученикам И.Г. Шварца.

Каждая книжка журнала начиналась несколькими статьями по философии. Философское преподавание в этот период в России, как писал Милюков, было еще на уровне Аристотеля и Фомы Аквинского, и даже Декарт и Лейбниц были еще конрабандой, и только в 1777 г. был введен учебник философии ученика Вольфа Баумейстера. И потому журнал «Вечерняя заря», знакомивший читателей с современной западной философией, имел большое значение и был значительным шагом вперед в распространении философской мысли.

Преждевременная смерть спасла Шварца от преследования властей, но Новиков за критику российской действительности был в 1792 г. заточен в Шлиссельбургскую крепость, из которой его освободил Павел I .

Другим критиком несправедливостей русской жизни был писатель-мыслитель АН. Радищев (1749 – 1802). Получив образование в Лейпцигском университете, Радищев наряду с юриспруденцией глубоко усвоил философию Лейбница, Гердера, Руссо, Локка, Монтескье, Гельвеция и других философов. Он автор философского сочинения «О человеке, его смертности и бессмертии», а также знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву». На политические взгляды Радищева повлияла радикальная позиция французского философа, коммуниста-утописта Г.Б. Мабли (1709 – 1785), в частности, его работа «Публичное право Европы». В 1773 г. Радищев перевел «Размышления о греческой истории» Мабли для новиковского «Общества, старающегося о напечатании книг», которому на первых порах покровительствовала императрица. Вместе с текстом Мабли были напечатаны «Примечания» Радищева, в которых он защищал точку зрения естественного права на верховенство народа над монархом. Слово «деспотизм» Радищев перевел словом «самодержавие», а в примечаниях написал, что это «наипротивнейшее человеческому естеству состояние».

16.5 Русское искусство XVIII в.

16.5.1 Архитектура. Реформы Петра сказались и в этом деле, и, как пишет П.Н.Милюков, «новый поток иностранных влияний, немецких, французских, итальянских, английских устремляется в область архитектуры, как и в другие области русской культурной жизни». В архитектуре иностранные влияния оставили особенно заметные следы, так как новая столица представляла широкий простор для зодчества в новых стилях, а огромные средства петербургского двора позволяли выписывать из-за границы самых лучших мастеров, давая им неограниченные возможности и свободы и снабжая всем необходимым. Вместе с иностранными зодчими работали русские мастера, выучившиеся благодаря петровской реформе за рубежом, и в своих талантах и мастерстве подчас не уступавшие иностранцам.

Вся архитектура в XVIII в. развивалась «под знаменем космополитизма», как и все русское образование того времени. Но, развиваясь на русской почве, она отразила все местные особенности. На протяжении ста лет Петербург был полем архитектурного эксперимента. И Петр I , и Екатерина II были одержимы строительством. В 1779 г. в одном из писем Екатерина так охарактеризовала свое увлечение строительством: «Строительное неистовство у нас сейчас свирепствует, больше чем когда ни было, и едва ли землетрясение разрушало столько зданий, сколько мы их воздвигаем... Это прямо болезнь, нечто вроде запоя».

Господствующим художественным стилем в архитектуре этого периода был барокко. В Россию этот стиль пришел в конце XVII в. из Польши через Украину, приобретя в московской архитектуре своеобразные черты и потому названный нарышкинским. Развитие нарышкинского стиля было прервано в 1714 г. указом, запретившим всякое каменное строительство в России вне Петербурга. Это не помешало Москве сохранить свое своеобразие и отечественные традиции.

Ведущим архитектором в Москве в это время был Д.В. Ухтомский (1719-1774). Он достроил многоярусную колокольню Троице-Сергиевой Лавры, построил Красные ворота в Москве (разобраны в 1930-е годы), создал первую архитектурную школу в России, из которой вышли такие известные архитекторы, как А.Ф. Кокоринов, И.Е. Старов, М.Ф. Казаков .

Общий характер петербургской архитектуры – северонемецкий и голландский, потому что главный архитектор Петра I Д.Трезини (1670-1734) – выходец из итальянской Швейцарии, вынес привычку к северному барокко из своей долговременной службы при дворе датского короля. Первые монументальные здания Петербурга построены по проектам Трезини: Петропавловский собор и крепость, здание Двенадцати коллегий (Петербургский университет), частично Александро-Невская лавра. По приглашению Петра I в Петербурге в течение трех лет работал также французский архитектор Ж.Б.А. Леблон (1679-1719), разбивший сады Петергофа, Стрельны и Летний сад.

Новый толчок петербургскому строительству был дан в царствование Елизаветы Петровны (1709-1762). Главный представитель русского барокко середины века – В.В. Растрелли (1700-1771). Под влиянием русской художественной культуры он творчески переосмыслил европейское барокко в традициях русской художественной культуры. Наиболее известные его творения (Зимний дворец, Петергофский и Царскосельский дворцы, собор Смольного монастыря, Аничков дворец, дворцы графов Воронцова и Строганова) отличают пространственный размах, прямолинейные планы, богатое скульптурное убранство.

В 1758 г. Елизаветой была основана Академия художеств, получившая свое окончательное устройство при Екатерине II в 1774 г., когда был составлен ее устав, списанный с Парижской Академии. Профессорами Академии были французы; ученики, окончившие курс, отправлялись на стажировку в Париж. Но они, как пишет П.Н. Милюков, были отодвинуты на второй план крупными мастерами, которых Екатерина продолжала выписывать из-за границы. «В результате этих вызовов во второй половине XVIII в. были воспроизведены в России – с меньшим опозданием, чем прежде, — все те стили, которые за это время сменились в Европе...».

В 60-е годы барокко в архитектуре заменил классицизм. Это совпало с переменой вкуса на престоле: показной роскоши Елизаветы Петровны Екатерина II предпочла простоту и уют. Эти вкусы императрицы удовлетворяло творчество профессора Академии художеств Ж.Б.М. Валлен-Деламота (1729-1800), построившего здание Академии художеств вместе с русским архитектором А.Ф. Кокориновым (1726-1782), а также старый Эрмитаж. Одновременно с ним в Петербурге работал архитектор Антонио Ринальди (1710-1794), создавший Мраморный дворец (1768) и дворец в Гатчине (1766).

Увлечение Екатерины иностранными мастерами на определенном этапе сменилось обращением к русским архитекторам. В.И.Баженов (1737-1799), И.Е.Старов (1745-1808), Ю.М. Фельтен (1730-1801) получили большие заказы и выполнили их талантливо и ответственно. В 1762-1784 под руководством Фельтена велись работы по облицовке гранитом левого берега Невы, (гранитные набережные – одно из лучших украшений города).

В.И.Баженов, член трех итальянских академий, в 1765 г. вернулся в Россию, получил заказ на строительство Каменноостровского дворца и Старого арсенала. Впоследствии им вместе с архитектором В.Ф. Бренна (1745-1820) был построен Михайловский замок, Дом Пашкова в Москве, романтичный дворцово-парковый ансамбль Царицыно. Архитектор И.Е. Старов, получивший образование в Париже, – создатель Троицкого собора в Александро-Невской Лавре (по типу базилики), а также Таврического дворца, прославившего его.

Архитекторами этого времени были также приглашенные императрицей шотландец Ч. Камерон (1730-1812) и итальянец Дж.Кваренги (1744-1817). Камерон построил архитектурный ансамбль в Екатерининском парке с павильоном «Холодные бани» и знаменитыми Агатовыми комнатами, Камероновой галереей и Пандусом; парадные апартаменты и личные комнаты Екатерины II в Большом (Екатерининском) дворце и др. Итальянец Дж. Кваренги, изучавший в натуре памятники древности, работал в стиле чистого классицизма. Он автор строгих, монументальных, пластически законченных построек (здание Академии наук, Эрмитажный театр, здание Ассигнационного банка). Но наибольшего успеха, по словам П.Н. Милюкова, в достижении впечатления живописности одними только архитектурными средствами – гармонией чистых линий и благородством пропорций – Кваренги достиг в своем Александровском Царскосельском дворце с его знаменитыми колоннадами.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями