Нужна помощь в написании работы?

Всё своё творчество Блок несколько раз объединяет в единое целое. 3 книги стихов отразивших 3 принципиальных этапа движения в его творчестве. Сам Б определяет всоё творчество как  историю вочеловечивания. Если 2ая книга явила нам пример сложнейших противоречий, главное из которых связано с неверием в возможность прикосновения к высшему миру, возможность обретения мистического опыта. Важнейшим образом символизма и не только становиться женский образ. В чём его специфика в рамках лирики символизма? Традиционно, любовная лирика имеет конкретного адресата. Любовные стихи вообще не пишут. Например любое пушкинское стихотворение подразумевает адресата. В символизме же тема любви теряет адрестата и обращается к не конкретному высшему сознанию, будь то прекрасная дама, высшая природа, божественная софья, какое-то я непоняла солнце... и это было принципиально новым. И вот когда появляется этот странный символичаский женский образ то он в творчестве символистов и в первую очередь Б существует в 2х эпостасиях — духовная, высшая, отделённая от тела, и телесная, которые пугают героя, так как эти высокие отношения должны быть свободны от физического начала, от плотских желаний. Когда это плотское начало выступает — это является началом кризиса. Отсюда и сложнейшая ирония «незнакомки», когда с одной стороны героиня — падшая женщина, с другой — явление высшего порядка, где за тёмной вуалью мы видим «берег очарованный и очарованную даль».

Б помимо лирических текстов создаёт несколько лирических пьес. В серебряном веке драматургия обретает особые формы, она существует под мощным влиянием лирики. И Б создаёт несколько пьес - «Балаганчик» «роза и трест» «Незнакомка»  (самые крупные). Если мы обратимся к «Незнакомке», то там сюжет стихотворения разработан более подробно. Драм. фабула такова — астроном и поэт смотрят на звёздное небо. Они видят звезду, в которую влюбляются. Они дают ей имя Мария.  Она падат и двое отправляются не поиски. Но оказавшись на земле и превратившись в земную женщину она первым встречает пошлого обывателя, который превращает её из чистого непорочноего существа в падшую женщину, которую не поэт не звездочёт не узнают. Через всю пьесу проходит поэтический рефрен (приём, который Б использовал напротяжении всего своего творчества) «пала звезда Мария, пала Мария звезда». Эти слова повторяют оба героя. Здесь прослеживается двойное падение — на землю, и нравственное.

Как здесь, так и на примере 2й книги это очевидно, Б способен обратиться и к земному образу, не только к идеальному, к земному адресату, как я пытался продемонстрировать в финале нашй последней беседы, когда адресатом называются конкретные образы, не обратающие второй план, но к этим адресатам, будь то молоденькая гимназистка или хорошенькая актриса, здесь уже звучат другие интонации и сила Б поэта в том, что он говорит на разных языках: на языке символическом и так же снисходит делая некое усилие к языку бытовому. Это действительно создаёт некое напряжение, неслучайно поэт чувствует себя изъятым из земного мира, отсюда и самоаттестация — «я вызывающий упоение, отнимающий аромат у живого цветка». Это противоречие, которое пронизывает 2ую книгу стихов, определённым образом снимает 3я книга, которая является самой трагической по звучанию, но это пример мужественног трагизма, когда с одной стороны поэт осознаёт что мир страшен, трагичен, но тепеть герой не пытается погрузить своё сознание рока. Поэт мужественно пытается смотреть на старшный трагический мир и принимать его таким какой он есть. 3я книга о трагическом мире и о том, что этот трагический мир поэт готов принять. Неслучайны названия цыклов — «страшный мир» и «стихи о России». Ключевыми стихами 3ей книги и первого цыкла являются «двойник» в котором поэт видет своё земное отражение, то реальное бытие: «вдруг вижу из ночи туманной, шатаясь подходит ко мне, стареющий юноша, странно, не сниться ли это во сне? Выходит из ночи туманной и прямо подходит ко мне, и шепчет  - устал я шататься, промозглым туманом дышать, в чужих зеркалах отражаться и женщин чужих целовать.и стало мне странным казаться, что я его встречу опять.»

вообще одним из часных мотивов (не центральных) становиться мотив оценки героя со стороны. Это взгляд в зеркало на двойника и есть попытка посмотреть на себя чужими глазами. Это взгляд некоего наблюдающего. Появляестя любопытное стихотворение «Есть игра осторожно войти» :

Есть игра: осторожно войти,Чтоб вниманье людей усыпить;И глазами добычу найти;И за ней незаметно следить. na("Источник: Блокn 3B3937E44964A8372BD3245274A337172F38706B47FB1BF823724767D8D2150B685B643B32DFE56A7EBC1A37002B766541FB26323A4C605EF7FCF4E3895F6AE11D3618707876023B25216B946901312C3648747437381AE54B7860310D3CC6885043290FF822A247653E3837CE665E63FE3C032B6E736F12211A30A67D5E3AF9D4D5A595") Как бы ни был нечуток и грубЧеловек, за которым следят, -Он почувствует пристальный взглядХоть в углах еле дрогнувших губ.А другой - точно сразу поймет:Вздрогнут плечи, рука у него;Обернется - и нет ничего;Между тем - беспокойство растет.

и финал: «о тоска! Через тысячу лет мы не сможем измерить души, не услышим полёт всех планет, громовые раскаты в тиши, а пока в неизвестном живём и не ведая сил своих, мы как дети играем с огнём обжигая себя и других». И вот эта проблема взгляда со стороны, оценки обретёт силу в стихотворении (не сначала, т.к. Он забыл!)«быть может юноша весёлый в грядущем скажет обо мне, простим угрюмство, разве это сокрытый двигатель его? Он весь дитя добра и света, он весь свободы торжество.» появляется точка из другого времени (юноша...) и увидит за историческим угрюмством нечто иное (простим...).

Так же ключевыми стихами 3ей книги можно считать стихи «о доблестях, о подвигах, о славе», где переплелись любовные мотивы с космическим образом прекрасной дамы, которая является герою.

Перечисляя стихи — событие для современников из 3ей книги, назовём стих, в которой Б пытается противопоставить тот особый круг избранных творцов миру пошлого, но протовопоставить не опрявдываясь и трагически, а весело и с вызовом. В нём показан мир так, как видели его поэты символисты. «за городом вырос пустынный квартал...» бросает вызов всем обывательским представлениям о богемно-политической жизни.

«Донна Анна» - шедевр трагической лирики. И важнейшим элементом 3ей книги становятся стихи о Росии. Б и другие символисты в своих идеологичческих исканиях оказались продолжателями традиций народников. Что такое народники? Для русской культуры 2й половины 19 в. встал вопрос как жить высшему сословию, в частности дворянству. В их среде и в среде разночинных интелегентов (новосформированное сословие — дети священнослужителей, мещан, купцов, закончившие ВУЗы) начинает формироваться миф о простом народе, который оказал колоссальное влияние на русского человека.  Этот миф разрабатывали и Толстой и Достоевский, например, воспоминание из детства, записанное в дневниках писателя (особый жанр у Достоевского) — гулял мальчик у себя в имении и вдруг слышит крик— волк бежит — он сильно испугался и побежал через лес на поле, где пахал здоровенный мужик Варей — воплощение русской богатырской силы — он и успокоил мальчика гладя его по голове, приговаривая что нету никакого волка. Эта житейская история вырастает до уровня мифа о том, что сознание не народного человека обуревается страхами и единственная сила, способная успокоить истерику души — это спокойное могучие народное сознание. Народнические идеалы Толстого были ещё более фатальны. Основной была идея опрощения. Всю жизнь Толстой искал ответ на вопрос — что же такое естественная жизнь? Он хотел жить естественной жизнью без ложного и фальшивого. В итоге он пришел к выводу что ест жизнь — жизнь крестьянина., который сам выращивает то что потребляет и т.п. К концу творчества Толстой начинает путь опрощения, стремясь жить как простой крестьянин, и для него это был результат сложнейших духовных исканий.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Тогда же появляются ещё 2 очень важных понятия. Одно из них -  кающийся дворянин (дворянин, который чувствует вину перед простым человеком). Вот это сегодня нам не понятно, вот этого сегодня в обществе нет. А в 19 в было, например женщина дворянка, из Нижнего Новгорода специально не ездила в трамвае и ещё что-нибудь, так как простой человек этого себе позволить немог. Значит она не имеет права себе этого позволить. Когда идеи народников достигли апогея (основоположник идей — Михайловский) появляется «хождение в народ». Десятка тысяч образованных людей поехали в деревню, чтобы изменить крестьянский быт. Но этот отказ от богатства, привычного уклада жизни не изменил крестьянскую Россию. Эту горстку активистов деревня просто поглатила. И этот процес был отражен в литературе (Исаев), но не привёл к изменениям крестьянской среды. Но вера в то что народная жизнь спасёт и в ней правда, сохранялась и в идеологии символистов. Хотя между народниками и символистами калосальная разница. Вроде какая связь между утончённым Блоком и мужыком? Но это чувство вины, вера, что именно историческая судьба России спасёт оторвавшегося от корней человека. Это было у Блока мощным идеологическим звеном.

Вспомним ещё о Достоевском, о Раскольникове. Он живёт в Петербурге — в городе фантоме, который возник на болотах, европейском городе без традиций. И такие специфические идеи приходят в голову человека почему? Он лишен корней. Вера в возвращение к России — путь преодоления противоречий, разногласий, чувство отрешенности и стали центральными в цикле Блока «стихи о России»1909-1910. Этот цикл очень разноплановый, вот некоторые мотивы. В цикле «на поле Куликовом» появляется образ прошлого России. Погружения героя в историческое прошлое даёт ему силы жить.

Наш путь - степной, наш путь - в тоске безбрежной -     В твоей тоске, о, Русь!И даже мглы - ночной и зарубежной -     Я не боюсь.Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами     Степную даль.В степном дыму блеснет святое знамя     И ханской сабли сталь... И вечный бой! Покой нам только снится     Сквозь кровь и пыль...Летит, летит степная кобылица     И мнет ковыль... И нет конца! Мелькают версты, кручи...     Останови!Идут, идут испуганные тучи,     Закат в крови!Закат в крови! Из сердца кровь струится!     Плачь, сердце, плачь...Покоя нет! Степная кобылица     Несется вскачь!

Рядом с этим стихотворением появляется текст «на железной дороге». Предтекстом к нему принято считать «Анну Каренину», но Блок раскрывает иную картину — история женской судьбы, которая стала частью мира. Жизнь и мир и Россия прошли мимо.

Под насыпью, во рву некошенном,
Лежит и смотрит, как живая,
В цветном платке, на косы брошенном,
Красивая и молодая.

Бывало, шла походкой чинною
На шум и свист за ближним лесом.
Всю обойдя платформу длинную,
Ждала, волнуясь, под навесом.

Три ярких глаза набегающих -
Нежней румянец, круче локон:
Быть может, кто из проезжающих
Посмотрит пристальней из окон...

Вагоны шли привычной линией,
Подрагивали и скрипели;
Молчали желтые и синие;
В зеленых плакали и пели.

Вставали сонные за стеклами
И обводили ровным взглядом
Платформу, сад с кустами блеклыми,
Ее, жандарма с нею рядом...

Лишь раз гусар, рукой небрежною
Облокотясь на бархат алый,
Скользнул по ней улыбкой нежною,
Скользнул - и поезд в даль умчало.

Так мчалась юность бесполезная,
В пустых мечтах изнемогая...
Тоска дорожная, железная
Свистела, сердце разрывая...

Да что - давно уж сердце вынуто!
Так много отдано поклонов,
Так много жадных взоров кинуто
В пустынные глаза вагонов...

Не подходите к ней с вопросами,
Вам все равно, а ей - довольно:
Любовью, грязью иль колесами
Она раздавлена - все больно.

Стоит ещё 2 текста отметить — один шокировал современников и до сих пор и у любителей и у исследователей Блока вызывает противоречивые чувства. «Грешить бесстыдно, беспробудно». Смысл текста таков — рисуется вечная двойственность русской души, где грех и святость неразрывны. Грех не поглощает святость, а святость не очищает от греха, а они существуют в амбивалентном состоянии. Это олицетворение русской души.

Грешить бесстыдно, непробудно,Счет потерять ночам и дням,И, с головой от хмеля трудной,Пройти сторонкой в божий храм. Три раза поклониться долу, Семь — осенить себя крестом,Тайком к заплеванному полуГорячим прикоснуться лбом. Кладя в тарелку грошик медный,Три, да еще семь раз подрядПоцеловать столетний, бедныйИ зацелованный оклад. А воротясь домой, обмеритьНа тот же грош кого-нибудь,И пса голодного от двери,Икнув, ногою отпихнуть. И под лампадой у иконыПить чай, отщелкивая счет,Потом переслюнить купоны,Пузатый отворив комод, И на перины пуховыеВ тяжелом завалиться сне...Да, и такой, моя Россия,Ты свех краев дороже мне.

момент покаяния. сохраняется общесимволизский масштаб — происходящее не частный случай а универсальное свойство русской души— яркий образец противоречия — святость и грех слитые воедино. Но если раньше героя блоковской лирики подобное пугало, то теперь он такую Россию готов принять.

Центральным стихотворением цыкла становиться «Россия» в котором соеденины центральные блоковские мотивы так и целый блок предшествующей культуры. Это стихотворение начинается строками:

Опять, как в годы золотые,
Три стертых треплются шлеи,
И вязнут спицы росписные
В расхлябанные колеи...

Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые,-
Как слезы первые любви!

обратим внимание на 2 момента. 1ое конечно традиция. Что стоит за первыми строками за образом расхлябанной колеи и стёртых спиц — традиция видеть Русь бедную и неприглядную, которая была заложена Лермонтовым в стихе «Родина».  Лермонтов принимает именно такую Россию. Подобный образ повториться у Гоголя и ряда других авторов. Традиция видеть Россию в неприглядном сером цвете доходит у Б до совершенства. Какое главное событие стиха, где образ России — это образ символ, который вмещает и природный элемент, и женские черты? Женский лик всегда присутствует, отсюда и «взор из-под платка». Это событие соблазна. Россия-женщина проходит через соблазн, физическое падение. Это падение которое для Б ассоциируется с осквернением социалистического идеала. Но здесь происходит удивительное — падение есть, а осквернения нет. Здесь все прежние мотивы Б приобретают новый смысловой вес. Россия приобретает независимость от любого искушения. Таким видел Б мир, в нём он искал спасение, в слиянии с Россией.

Однако, Б пришлось пережить ещё одно тяжелейшее событие — революция 17г.  Б это событие принял как событие космическое, очищающее мир от скверны, и в начале 18ого года появляется самое удивительное произведение Б - поэма 12. само рождение поэмы очень показательно. Б возвращается ночью со службы по январскому, голодному, пустынному Петрограду вдруг увидел за пеленой вьюги образ Христа (так рассказывает писатель Полянский). Это его так поразило, что придя домой он попытался понять смысл видения. Для символистов видение как способ получения высшего знания был закреплён ещё В. Соловьевым. И в течении всего 2х недель Б пишет «12». Интересно, что отдельные строки придумал не он, а Евтушенко, например «гетры серые носила...» подсказал Евтушенко. Когда поэмы бала закончена, Б делает в дневнике запись: «сегодня я гений». Обратите внимание на слово «сегодня». Когда эта поэма была напечатана в газете “воля народная» (вроде, ничего не слышно), затем вышло отдельное издание с иллюстрациями Юрия Анненкова. Это стало причиной отторжения Блока от среды элитарной интеллигенции.

Если коротко посмотреть на смысл этой поэмы, то сначала её приняли за революционный текст, в ней увидели воспевание революции, причём как противники так и сторонники революции.  С одной стороны Гиппиус не подаёт руки, с другой фрагменты поэмы становятся лозунгами, которые вывешивают на улицах. «мы на  горе всем буржуям мировой пожар раздуем» или «вперед-вперед рабочий народ».

Проходит немного времени  и уже по время гражданской войны (20-21гг) в белой гвардии эту поэму начинают понимать как карикатуру на революцию, возникает другая точка зрения.  Что на самом деле Б написал карикатуру — этого никто не понял. И главной загадкой становиться появление в конце поэмы образа Христа. Когда эта поэма читалась матросами, они не поняли, причём тут Христос, предлагали свою интерпретацию — в белом венчике из роз впереди идёт матрос»)))))). 

Перед смертью Б оставит в дневнике запись «наверное впереди должен быть Другой». Вариант понимания этой записи другой — это дьявол.  Если посмотреть на это произведение, то на первый взгляд оно кажется лубочным. Действительно, в этом произведении собраны разные жанры характерные для той эпохи, то есть это жанр плаката, жанр лозунга, романса, лубочного текста к плакату, частушки. Б собрал в поэму голоса эпохи. Но при этом поэма остаётся самым символическим текстом Б, несмотря на низость материала из которого она собрана. Главными символами поэмы стали цветовые символы, с которых начинается поэма «чёрный вечер — белый снег». Чёрное и белое как символы можно объяснять по-разному. Очевидно, что ч и б  - это добро и зло, мир в момент рождения, когда других цветов ещё нет. И ещё один образ, проходящий через всю поэму — образ ветра, вьюги, метели. Это образ высшей силы, которая сметает с земли один мир, и становиться тем хаосом из которого рождается другой мир. Т.е вот этот хаос, о котором Тютчев так много размышлял в своей лирике, выступает как сила разрушающая и рождающая одновременно. Напомню слова философа Ницше, влияние которого для русских символистов было велико: чтобы родить звезду нужен хаос. Я знаю, у вас есть ещё хаос, чтобы родить звезду.

Образ хаоса как рождающей стихии в поэме обретает важнейший смысл.

Отметим лишь общий смысл поэмы. О чём она и на чьей стороне стоит Блок?

Отвечая на вопрос за кого блок, за белых или красных, за прошлый или новый мир, можно сказать что блок и не за тех и не за тех. А блок занимает уникальную позицию космического наблюдателя, т.е взгляд автора космический взгляд -видит события не исторического, а космического масштаба. Не случайно Поэма начинается с разных голосов, каждый из которых пытается объяснить смысл происходящего. Первый голос:

 На канате — плакат:

«Вся власть Учредительному Собранию!»

Старушка убивается — плачет,

Никак не поймет, что значит,

            На что такой плакат,

            Такой огромный лоскут?

Сколько бы вышло портянок для ребят,

            А всякий — раздет, разут...

            Старушка, как курица,

Кой-как перемотнулась через сугроб.

            — Ох, Матушка-Заступница!

            — Ох, большевики загонят в гроб!

Это голос обывателя, бедного человека, который живёт практическими интересам и взгляд на мир имеет банально типовой.

Второй:

А это кто?— Длинные волосыИ говорит в полголоса:      — Предатели!      — Погибла Россия!Должно быть, писатель —      Вития...        Третья позиция А вон и долгополый —      Стороночкой и за сугроб...      Что нынче не веселый,           Товарищ поп?       Помнишь, как бывало      Брюхом шел вперед,      И крестом сияло

         Брюхо на народ?

Четвёртый:

 Вон барыня в каракуле      К другой подвернулась:      — Уж мы плакали, плакали...      Поскользнулась      И — бац — растянулась!

 Пятый

Ветер весёлый.           И зол и рад.            Крутит подолы,           Прохожих косит.           Рвет, мнет и носит           Большой плакат:«Вся власть Учредительному Собранию!»           И слова доносит:            ...И у нас было собрание...           ...Вот в этом здании...           ...Обсудили —           Постановили:На время — десять, на ночь — двадцать пять...           ...И меньше ни с кого не брать...           ...Пойдем спать...

- этот голос воплощён в надписи, это голос власти, властям кажется, что собрав учредительное собрание (определение учредительное собрание-собрание всех партий России) и цель собрания, которое состоялось и было насильственно прекращено большевиками, блок с космической высоты, что и учредительное собрание как полит. Орган  не остановит тех космических процессов, которые происходят. Поэтому следующий голос конкретен –  это уличная женщина, предлагающая на собрании свои услуги. Эти разные голоса от обывателей до проституток и есть голоса, которые пытаются объяснить, приспособиться к этому миру хаоса, но понять смысл происходящего тони не способны.  Главным событием поэмы становиться событие преступления и наказания – классическая коллизия. В центре оказывается не революционное событие , а сведение счетов. Отряд из 12 человек, и люди входящие в этот отряд (патруль) одолеваемые низкими желаниями (завистью, ревностью)

Они говорят, что  с ними раньше был Ванька а теперь он стал белогвардейцем

Ванюшка сам теперь богат...— Был Ванька наш, а стал солдат! — Ну, Ванька, сукин сын, буржуй,Мою, попробуй, поцелуй!          Свобода, свобода,      Эх, эх, без креста!      Катька с Ванькой занята —      Чем, чем занята?..            Тра-та-та! мы видим, что тратата нецензурное ругательство, которое тоже вплетается в голос эпохи. Красногвардеец Петька ревнует Катьку ко всем, в том числу и к Ваньке (белогвардеец) они сводя свои личные счёты убивают девушку: Снег крутит, лихач кричит,Ванька с Катькою летит —Елекстрический фонарик      На оглобельках...      Ах, ах, пади! н в шинелишке солдатскойС физиономией дурацкойКрутит, крутит черный ус,      Да покручивает,      Да пошучивает... Вот так Ванька — он плечист!Вот так Ванька — он речист!      Катьку-дуру обнимает,      Заговаривает... Запрокинулась лицом,Зубки блещут жемчугом...      Ах ты, Катя, моя Катя,         Толстоморденькая...

 В тот момент, когда ревность достигает предела,  12 пересекаются на своём пути с лихой пролёткой и в итоге Катька погибает.

...Опять навстречу несётся вскач,Летит, вопит, орет лихач... Стой, стой! Андрюха, помогай!Петруха, сзаду забегай!.. Трах-тарарах-тах-тах-тах-тах!Вскрутился к небу снежный прах!.. Лихач — и с Ванькой — наутёк...Ещё разок! Взводи курок!.. Трах-тарарах! Ты будешь знать,. . . . . . . . . . . . . . .Как с девочкой чужой гулять!.. Утек, подлец! Ужо, постой,Расправлюсь завтра я с тобой! А Катька где?— Мертва, мертва!Простреленная голова! Что, Катька, рада?— Ни гу-гу...Лежи ты, падаль, на снегу! Революционный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!

Мы видим, как в поэме переплетаются 2 уровня голосов: голоса 12 (низменные, обуреваемые низменными проблемами) и некий высший голос, не имеющий конкретного лица, призывающий к высшей цели. «революционный держите шаг – неугомонный не дремлет враг» этот враг так и не  будет явным в поэме. Главным событием становятся душевнее муки убийцы.

Что мы видим : идут 12

За плечами — ружьеца.      Лишь у бедного убийцы      Не видать совсем лица...       Всё быстрее и быстрее      Уторапливает шаг.      Замотал платок на шее —      Не оправится никак...       — Что, товарищ, ты не весел?      — Что, дружок, оторопел?      — Что, Петруха, нос повесил,      Или Катьку пожалел?

Классическая исповедь

— Ох, товарищи, родные,      Эту девку я любил...      Ночки черные, хмельные      С этой девкой проводил...       — Из-за удали бедовой      В огневых её очах,      Из-за родинки пунцовой      Возле правого плеча,      Загубил я, бестолковый,      Загубил я сгоряча... ах!

Вместо того, чтобы классический сюжет покаяния приводил к наказанию, наказания не происходит. И произошедшее оправдывается неким высшим смыслом, который декларируют оставшиеся 11 человек

— Ишь, стервец, завел шарманку,      Что ты, Петька, баба, что ль?      — Верно душу наизнанку      Вздумал вывернуть? Изволь!      — Поддержи свою осанку!      — Над собой держи контроль!       — Не такое нынче время,      Что бы нянчиться с тобой!      Потяжеле будет бремя      Нам, товарищ дорогой!       Таким образом принятая исповедь, принятая через прощение и оправдание высшими целями приводит к следующему: И Петруха замедляет      Торопливые шаги...       Он головку вскидавает,      Он опять повеселел...            Эх, эх!      Позабавиться не грех!       Запирайти етажи,      Нынче будут грабежи!       Отмыкайте погреба —      Гуляет нынче голытьба!

И когда во время усиления вьюги Петька вспоминает о Боге «ой пурга, какая, спасе», он тут же слышит голос товарищей

— Петька! Эй, не завирайся!      От чего тебя упас      Золотой иконостас?      Бессознательный ты, право,      Рассуди, подумай здраво —      Али руки не в крови      Из-за Катькиной любви?      — Шаг держи революционный!      Близок враг неугомонный!       Вперед, вперед, вперед,         Рабочий народ!

Через поэму проходит важнейший мотив отрицания христианских ценностей, если сосчитать сколько раз стреляют 12 и в кого они стреляют, то мы в поэме обнаружим 3 жертвы – первая ни Катька, а сама Русь 

Товарищ, винтовку держи, не трусь!Пальнём-ка пулей в Святую Русь —          В кондовую,         В избяную,      В толстозадую!      Эх, эх, без креста!

Сочетание элементов природного и низкого женского облика делают Русь именно женским образом. Русь это святая Русь, но она становится объектом нападений.

Вторая жертва – Катька. Третья- Христос. В финале поэмы. — Кто там машет красным флагом?— Приглядись-ка, эка тьма!— Кто там ходит беглым шагом,Хоронясь за все дома? — Всё равно, тебя добуду,Лучше сдайся мне живьем!— Эй, товарищ, будет худо,Выходи, стрелять начнем! Трах-тах-тах!— И только эхоОткликается в домах...Только вьюга долгим смехомЗаливается в снегах...

До того как они готовы стрелять в Христа, звучат страшные строки поэмы

...И идут без имени святого      Все двенадцать — вдаль.           Ко всему готовы,           Ничего не жаль...

Когда в другое время в другой идеологической обстановке мы представляли, то мы говорили посмотрите, что случилось с 12. сначала это некая банда анархистов. В конце сплоченное революционное  единое целое. Сплоченное кровью, а не долгом. Это сила, которая избавила себя от любого нравственного ограничения, нравственных законов.  И образ «идут без  имени святого все 12 в даль» противоречит творчеству Блока.  Т.к. имя бога на устах обязательное условие существования лирического героя блока. (« с неразгаданным именем бога» из стиха  «о весна без конца и без краю») имя Бога должно быть на устах, а теперь его нет. В финале появляется тот самый Христос, смысл появления которого – главная загадка поэмы.

...Так идут державным шагом —Позади — голодный пёс.Впереди — с кровавым флагом,      И за вьюгой неведим,      И от пули невредим,Нежной поступью надвьюжной,Снежной россыпью жемчужной,      В белом венчике из роз —      Впереди — Исус Христос.

 Нужно сразу сделать несколько важных смысловых акцентов. Что странного в образе Христа. Во-превых само написание имени: каноническое написание через два и Иисус, у блока раскольнический вариант (даже дораскольнический) с одной и Исус. Во вторых венчик из роз взамен тернового, как вариант того венца, что возложили на чело Христа в гробу. Элемент не страдания, а момент воскрешения. Главный вопрос на который нет ответа какие отношения между Христом и 12: 1)12изгоняют Христа из мира, 2) они не ведая того идут за ним, и Христос выводит их в христианский мир. Христос спасает или изгоняет?

Ещё до создания поэмы Блок написал, что античность умерла не когда Христа распяли, а когда он родился, т.е. за долго до распятия язычество было обречено. Если говорить о теме христианства, сам блок не был верующим человеком. Его стихи не были религиозными в каноническом смысле слова. Но можно предположить, что блок с некой космической высоты, так, как мог увидеть мир только символист, всю жизнь готовящийся к прозрению, видит мир окончания христианства.  Это один из вариантов истолкования финала. Христианство, как система ценностей перестала быть силой, которая способна управлять человеком или делать человека человеком. Кончился человек христианин.

Не случайно после поэмы 12, блок замолкает на 4 года. И перед смертью будут написаны 2 текста- «Скиф»- поэма, в которой Русь предстанет развивая идею Достоевского, о том что русская душа способна понять и примирить враждующие народы.  напомню начало скифов

Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.Попробуйте, сразитесь с нами!Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,С раскосыми и жадными очами!

главная идея стиха в том, что русское сознание способно понять любую другую национальность «нам внятно всё». Именно поэтому мы способны всех примирить,  «на киле дружбы» как пишет блок. Но если этого не произойдёт,  то мы отвернёмся вам своей азиатской рожей. Это как раз вариант развития отношений России и  Европы. и последний текст- стихотворение « пушскинскому дому» где вдруг неожиданно блок вдруг ищет спасения не в религиозных ценностях, а в культурных. и предсмертным идеалом блока становится Пушкин. Это стихотворение необычно светлое

Имя Пушкинского Дома

    В Академии наук!

Звук понятный и знакомый,

    Не пустой для сердца звук!

Это - звоны ледохода

    На торжественной реке,

Перекличка парохода

    С пароходом вдалеке,

Это - древний Сфинкс, глядящий

    Вслед медлительной волне,

Всадник бронзовый, летящий

    На недвижном скакуне.

Наши страстные печали

    Над таинственной Невой,

Как мы черный день встречали

    Белой ночью огневой.

Что за пламенные дали

    Открывала нам река!

Но не эти дни мы звали,

    А грядущие века.

Пропуская дней гнетущих

    Кратковременный обман,

Прозревали дней грядущих

    Сине-розовый туман.

Пушкин! Тайную свободу

    Пели мы вослед тебе!

Дай нам руку в непогоду,

    Помоги в немой борьбе!

Не твоих ли звуков сладость

    Вдохновляла в те года?

Не твоя ли, Пушкин, радость

    Окрыляла нас тогда?

Вот зачем такой знакомый

    И родной для сердца звук

Имя Пушкинского Дома

    В Академии наук.

Вот зачем, в часы заката

    Уходя в ночную тьму,

С белой площади Сената

    Тихо кланяюсь ему.

1921

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями