Нужна помощь в написании работы?

С начального этапа развития ордена францисканцев и вплоть до смерти Франциска Ассизского идеологическое влияние миноритов непосредственно зависело от личности их харизматического лидера и духовного наставника. И даже после смерти Франциска культ его личности продолжал существовать внутри ордена, в Римско-католической церкви в целом и в миру. Его личный пример вдохновлял как мирян, так и клириков, и приводил в орден все больше сторонников и последователей. Культ личности Франциска был создан еще при его жизни, главным образом, благодаря тому, что он не щадил своего здоровья, истязал себя и страдал множеством телесных недугов. Страдания Франциска в глазах христиан делали его подражателем Христа и наделяли его безусловным духовным авторитетом, позволявшим вести за собой толпы последователей при отсутствии организаторских способностей. Таким образом, еще при жизни Франциска его болезненность лежала в основе той духовной харизмы, которая сплотила орден в первые десятилетия своего существования.

Образ страждущего и нищего Франциска был не менее действенен в отношении привлечения в орден новых членов и распространения идеалов апостольской жизни и после его смерти. Уже через два года после смерти Франциск Ассизский был канонизирован Римско-католической церковью в папской булле «Mira Circa Nos». В данной булле отражен образ Франциска, такой, каким его на протяжении последующих столетий воспринимали и в миру, и в церкви: «Свою плоть, подводившую его и сейчас, и потом, он приносил в жертву как Иеффай свою единственную дочь (Суд 11:34), зажегший под ней огонь любви; наказывающий ее голодом, жаждой, холодом, наготой и множеством постов и бдений. Когда она была распята со всеми своими страстями и похотями (Гал 5:24), он смог сказать вместе с Апостолом: «и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал 2:20)».

Кроме того, после смерти Франциска, его приближенные и наиболее ревностные последователи сделали все, чтобы сохранить память о нем, собирая разнообразные свидетельства из его жизни. Часть собранной информации легла в основу агиографической традиции, начало которой положил францисканский монах первого поколения – Фома Челанский. Написанное им «Житие Святого Франциска» и все другие, основанные на нем агиографические тексты, полнятся описаниями совершенных Франциском чудес. В довершение к этому в каждом житии содержатся свидетельства того, что Франциску Ассизскому были дарованы стигматы, что в глазах его современников и последователей действительно идентифицировало его с Христом. Таким образом, культ личности духовного отца францисканцев был одним из главных факторов приобретенного орденом идеологического влияния.

В отличие от Франциска Ассизского личность основателя ордена доминиканцев Доминика де Гусмана не стала таким мощным консолидирующим фактором для братьев-проповедников. Агиография Доминика более скромна и не содержит столь обширных свидетельств о его жизни. Кроме того, К. Лоуренс предполагает, что харизма Франциска повлияла и на самого лидера доминиканцев, во многом подражавшего его нищенству. Фома Челанский отмечает, что во время встречи Франциска и Доминика в Риме последний предлагал объединить ордена, выражая восхищение «совершенством святости» Франциска. Здесь также важно упомянуть, что орден доминиканцев, испросив у Папы Римского разрешения на существование, получил устав монашеской жизни св. Августина, в то время как у францисканцев был устав, написанный собственно самим Франциском. Однако, говоря об идеологическом влиянии, не стоит обесценивать значение личности Доминика де Гусмана, в том числе и потому, что в 1234 году он также был причислен к лику святых Римско-католической церковью.

Нельзя определенно сказать, что идеологическое влияние ордена францисканцев держалось на одной только личности его основателя. Сами идеи, выдвинутые Франциском Ассизским хоть и не были типичны для правящей церкви того периода, но, тем не менее, содержали в себе отражение религиозного опыта мирян.

В первую очередь, стоит обратить внимание на идею апостольской бедности. Нами уже было отмечено, что появление среди традиционных форм монашества нищенствующих орденов, живших буквально так, как учил тому сам Христос, повышало авторитет Римско-католической церкви среди мирян, не способных взглянуть на Священное Писание глазами клирика. В начале XIII века борьба с вальденсами и катарами все еще продолжалась, и главным их оружием в диспутах было противопоставление своей жизни по образцу Евангелия и жизни католического духовенства. Анализируя значимость появления внутри церкви братств, организационно схожих с еретическими движениями, Л.П. Карсавин делает вывод, что нищенствующие ордена сыграли важную роль в истории церкви, доказывая фактом своего существования возможность ведения апостольской жизни в рамках римской церкви. Модель жизни нищенствующего монаха была достойной альтернативой для всех, сочувствовавших еретикам.

Однако же несмотря на то, что идея жизни в бедности и простоте находила отклик в сердцах мирян и в определенном смысле возвращала церкви былой авторитет среди населения, она также порождала опасные всплески религиозной активности. В подражание братствам нищенствующих монахов появлялось множество новых орденов, практиковавших жизнь в бедности, простоте, послушании и – на подаяние. Упоминая об этом, брат Салимбене пишет: «Их сразу стало много, и братья-минориты из провинции Прованс иронически и насмешливо называли их «лесными братьями». Большая часть представителей этих объединений предпочитала всей остальной деятельности проповедь и помощь беднякам и больным. Но потому как столь огромное количество нищенствующих братств вносило смуту в религиозную жизнь Европы, Лионский Вселенский собор 1274 года принял постановление об упразднении большинства таких объединений. Тогда же удалось уцелеть Ордену Кармелитов, ставшему нищенствующим только в середине XIII века.

Следующая идея, оказавшая влияние на религиозную жизнь Европы – идея распространения христианской веры, активного миссионерства в подражание Христу. Итак, уже в первые годы своего существования орден францисканцев прославился своими миссионерскими странствиями. К 1217 году францисканцы прочно закрепились в городах Северной и Центральной Италии. Тогда же была предпринята попытка выйти за пределы Альп, и миссии монахов отправились в другие города Европы, где их ждала неудача. Принятые за еретиков, они вынуждены были вернуться обратно ни с чем. Кроме того, отправленные на восток миссии не смогли вернуться в полном составе. Следующая попытка отправить миссии в Европу была предпринята в 1220 году. Преимуществом данных путешествий было наличие у монахов рекомендательных писем от папы римского. Изданные папой буллы «Cum Dilecti» 1218 года и «Pio Dilectis» 1220 года были обращены к епископам всего мира, в них содержался призыв принять миноритов как католиков и оказать им гостеприимный прием. Очевидно, что Папа поддерживал францисканскую идею распространения Евангелия, говоря о монахах: «…выбрали жизненный путь, одобренный Римской Церковью, и разошлись по многим уголкам мира, следуя примеру апостолов…».

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

После того, как миссии монахов, отправленной в Германию, благодаря содействию местных епископов удалось найти постоянное место жительства в Аусбурге, часть из них была послана также в Вормс, Майнц и в города по Рейну. К 1222 году к францисканцам примкнуло так много новых братьев, что появилась возможность провести первый капитул. Уже через год провинция была разделена на четыре кустодии: Баварию, Саксонию, Швабию и Франконию.

Миссия францисканцев, отправленная во Францию, обосновалась в Сен-Дени еще в 1219 году, оттуда монахи разошлись по всей северо-восточной Франции и, кроме того, проникли в Руан. Успеха также достигли и миссионеры в Португалии и Испании.

В Англию миссия «серых монахов», как их называли именно там, прибыла в 1224 году и первоначально закрепилась в Кентерберри, откуда также часть францисканцев двинулась в Лондон и в Оксфорд, где их гостеприимно встретили братья-проповедники. Доминиканцы, ориентируясь преимущественно на средневековых интеллектуалов, выбирали для своих миссий университетские города, такие как Оксфорд, Болонья и Париж. Кроме того, братья-проповедники распространялись по Европе медленнее, чем минориты. К. Лоуренс отмечает, что к середине XIII века доминиканский орден располагал 38 поселениями в Германии, в то время как у францисканцев их было более 100. То же процентное соотношение наблюдалось и в Англии, и во Франции.

Таким образом, францисканцы разошлись по городам Европы, проповедуя и распространяя Евангелие в подражание Христу и апостолам. И в этом они нашли немалую поддержку среди духовенства, епископов, самого папы римского, а также французского короля Людовика VIII. Кроме того, поддерживали монахов и сами горожане. Действительно, в странах Европы находилось все больше желающих примкнуть к монахам, а провинции ордена все более росли и множились. В 1230-х годах весь орден был разделен на двенадцать провинций, шесть из которых находились в одной только Италии.

Распространяя основы Евангелия, францисканцы прибегали к проповеди. Основывая свои поселения в городах, они в первую очередь оказывали влияние на мирян, на тех, чей нрав и особенности мышления были им понятны и хорошо известны. Их проповедь отличалась простотой и доступностью языковых выражений, поэтому глубоко проникала в умы городского населения.

Одним из самых выдающихся проповедников первого поколения стал Антоний Падуанский, отличавшийся красноречием и обличением еретиков. К более позднему времени относится деятельность не менее известного францисканского монаха, прославившегося своей проповедью в отношение ересей, Бертольда Регенсбургского. Обличение еретических учений наряду с призывами к покаянию – были одними из главных тем проповеди миноритов. В дальнейшем приобретение францисканцами учености позволило им разделить обязанности инквизиторов с доминиканцами и наравне с ними вести борьбу с еретиками. И, действительно, орден доминиканцев, на создание которого Доминика де Гусмана вдохновила широта распространения ересей, приступил к их искоренению раньше. В данном случае можно даже говорить об узконаправленности деятельности братьев-проповедников, придававших решающее значение учености, позволяющей им распознавать ереси и бороться с ними.

В 1230-е годы францисканцы начали использовать в своих проповедях идею примирения, что было особенно актуально в силу непрекращающихся войн между городами-республиками Италии. Тогда же в итальянском обществе возникло новое массовое социально-религиозное движение «Аллилуйя», выступавшее за мир. Несмотря на то, что, возможно, стимулом данного движения стали вовсе не францисканские проповеди, а войны, болезни и голод, от которых устал народ, именно минориты выступили его лидерами. Они заняли ведущее положение в движении как проповедники, опираясь на большое количество последователей в городах Италии.

Идея покаяния, наиболее четко просматривавшаяся в самых ранних францисканских проповедях, находила отражение в эсхатологических движениях Высокого Средневековья. Так, например, в 1260-е годы Европа, охваченная голодом, болезнями и войнами, породила опасное движение фрагелланов. Ожидая конца света, они пороли и истязали себя возле церквей, призывая к покаянию и подражанию страданиям Христа.

Тем не менее, распространяя христианство, францисканцы преуспели не только в Европе. Одним из главных направлений их деятельности была христианизация неверных. Именно поэтому утвержденный буллой «Solet Annuere» устав содержал подробные указания о проповеди в землях сарацин. Именно францисканцы заложили основы миссионерства в восточных странах. Событием, c которого начинаются францисканские миссии на Восток, стало возникновение в 1217 году Францисканской Провинции Святой Земли. Папа счел намерение монахов христианизировать население Востока благостным и всячески их в этом поддерживал. В 1225 году Гонорий III издал буллу «Vineae Domini», в которой позволил францисканцам проповедовать, крестить, налагать епитимью, отлучать от церкви и др. в мусульманских землях. В 1245 году в связи с опасностью нашествия монголов папа отправил двух францисканцев и двух доминиканцев в виде дипломатических представителей в страны Востока. По одному представителю было отправлено в Армению, Россию, Сирию и саму Монголию с целью объединения христиан. О своей миссии к татарам подробно рассказал францисканец Иоанн Плано Карпини.

С этого же времени Папа издает ряд булл, объединенных общим названием «Cum hora undecima», посвященных расширению деятельности католической церкви в восточных странах. Миссионерская деятельность на Востоке к концу XIII века привела к основанию двух провинций ордена миноритов в Северной и Восточной Монголии, в Китае и в Тибете.

Христианизация неверных была смежной идеей ордена францисканцев и духовно-рыцарских орденов. Однако в данном случае нельзя не обратить внимания на различие методов христианизации, которая в случае крестоносцев проводилась насильственным путем и на протяжении всего XIII века не отличалась успешностью. Идеологическое влияние духовно-рыцарских орденов было связано в первую очередь с защитой паломничеств верующих к христианским святыням и с крестовыми походами. Потеря Иерусалима в 1187 году стала началом вытеснения «Рыцарей Христа» с Востока. Утрата Акры, последнего опорного пункта на Востоке, в 1291 году фактически завершила эпоху крестовых походов. Таким образом, к концу XIII века духовно-рыцарские ордена лишаются своего статуса защитников Святой Земли.

Наконец, третья идея францисканцев, изменившая религиозный и социальный порядок Высокого Средневековья, - идея возможности жизни в миру для ревностного христианина. Еще при жизни Франциска при его нищенствующем ордене появилось братство кающихся мирян, людей, живших без излишеств, но не отказывавшихся от профессии и брака. Тогда те миряне, что были наиболее близки к францисканцам, стали рассматриваться ими в качестве третьего францисканского ордена. Франциск Ассизский самолично написал для братства мирян первый неофициальный устав «Послание всем христианам» в 1221 году. Официальный устав братство кающихся мирян получило в 1289 году от Папы Николая IV. Несмотря на то, что в своем образе жизни данное братство пыталось подражать монашеским устоям, оно оставалось мирским и управлялось мирянами. В братство мирян при францисканском ордене вступало большое количество состоятельных горожан, в том числе и тех, кто занимал руководящие должности. Среди наиболее известных кающихся мирян XIII века был король Людовик Святой, проявлявший особую благосклонность к францисканцам. Множившийся Третий Орден Францисканцев стал реакцией мирян на возрождение христианских постулатов в Римско-католической церкви. В довершение к этому для францисканцев данное братство стало идеальным инструментом воздействия на общество и на его религиозную жизнь.

Следуя францисканскому примеру, доминиканцы также способствовали созданию организаций кающихся мирян при своем ордене. Л.П. Карсавин в своей работе «Монашество в Средние века» пишет: «Сначала они вовлекают в сферу своего влияния братства, создавшиеся для борьбы с ересью (Милицию Иисуса Христа) и основывают новые, им аналогичные (Милицию Блаженной Девы). Потом… организуют терциариев по образцу францисканских и, наконец, обособляют последних в отдельные братства».

Итак, среди идей, привнесенных в религиозную жизнь Западной Европы францисканскими монахами, особенно оказали влияние на идеологическую сферу общества и на его развитие в целом идеи апостольской бедности, распространения христианства, проповеди покаяния и приобщения мирян к христианскому образу жизни. Все эти идеи были присущи также и доминиканцам, во многом следовавшим по стопам миноритов. Появление новых форм монашества, зиждущихся на упомянутых выше идеях, привело к упадку традиционных монашеских общин. Реализуя в своей деятельности схожие с францисканскими идеи, братья-проповедники занимали лидирующие позиции только в искоренении ересей, что наиболее ярко отражало их идеологическое влияние в обществе. Миссионерство нищенствующих монахов в мусульманских землях стало достойной альтернативой агрессивной христианизации и борьбе с неверными духовно-рыцарских орденов, в конце XIII века переживавших упадок.

Образ святого Франциска стал настоящим символом апостольской бедности, христианского миропонимания, такого, каким его видела большая часть населения, не получившая богословского образования. Именно образ Франциска Ассизского привлекал в орден большую часть членов на первых порах и именно благодаря ему братство пользовалось такой популярностью среди мирян. Кроме того, Франциск предоставил возможность мирянам принимать участие в религиозной жизни общества, положив начало третьему францисканскому ордену. Таким образом, миряне получили возможность реализовывать свою религиозную активность организованно. В своей религиозной активности миряне также использовали и идеи покаяния, апостольской бедности и довольствования лишь необходимым, выразившиеся во множестве социальных движений XIII века.

 

Поделись с друзьями