Нужна помощь в написании работы?

Обращаясь к противоречию интересов Франциска Ассизского и Римско-католической церкви, мы рассматриваем как «конфронтационные группы» самого Франциска с его первыми последователями, с одной стороны, и папство совместно с новыми силами братства, выступающими за изменение ордена, с другой. Противоречие интересов на данном этапе возникло на почве институализации социального движения францисканства.

На начальном этапе существования ордена невозможно было бы говорить об открытом противостоянии ранних францисканцев и церкви. Конфликт идей Франциска Ассизского и интересов папства до конца 1220-х годов носил скрытый характер и проявился в виде противоречий, так как обе «конфронтационные группы» действовали мягко и шли на уступки. В виде конфронтации данный конфликт выразился только после смерти основателя ордена, с началом противостояния конвентуалов и спиритуалов, спиритуалов и папства.

Изначально созданное Франциском Ассизским объединение религиозных энтузиастов имело мало общего с тем могущественным орденом, в который оно превратилось еще при его жизни. Дискуссионным остается вопрос о намерениях, которым следовал Франциск, создавая братство. Но несмотря на то, что невозможно с точностью сказать, каково было его отношение к приобретению орденом организационной структуры, стоит все же отметить, что идеалы, которых он старался придерживаться в вопросах управления братством, остаются очевидными. Действительно, францисканцы одними из первых были признаны Римско-католической церковью как нищенствующий орден, в основе монашеской жизни которого лежит отказ от материальных благ в подражание Христу и апостолам. Эти идеи не были новы и брали свое начало в первых веках существования христианства. В отличие от многих других движений за обновление церкви францисканцы не отступали от ортодоксальных идей католичества, что и позволило им получить одобрение папы Иннокентия III. Разнятся сведения относительно этого события, представленные в агиографической литературе. Кроме наиболее распространенной версии о немедленном одобрении папой намерений Франциска, существует и другая, изложенная в житии, составленном Бонавентурой. Согласно ей, Иннокентий III не сразу снизошел до Франциска, сперва сочтя его устав слишком строгим, отвергнув его предложения и прогнав. Однако то, что папа устно одобрил создание францисканского ордена остается фактом. Действительно, Иннокентий III сыграл одну из решающих ролей в процессе возникновения нового религиозного явления внутри Римско-католической церкви – нищенствующих орденов. Тем не менее, он, очевидно, понимая преимущества существования таких организаций в лоне официальной церкви, осознавал и их опасность. На Латеранском соборе 1215 года среди множества новых канонов был выработан и один, касающийся ограничения создания новых религиозных орденов. Так, согласно 13 канону, во избежание путаницы желающим предаться монашеской жизни предлагалось выбрать себе обитель одного из уже существующих братств, а всем тем, кто хочет создать новое братство – использовать уже существующие уставы. Таким образом, становится очевидным, что многообразие форм монашества не было на пользу структурной иерархии церкви. Поэтому одним из наиболее явных намерений папства кажется скорейшее приближение ордена францисканцев к традиционному монашескому объединению, что позволило бы не только поставить его под контроль, но и укрепить.

Этому немало способствовал кардинал Уголино, бывший кардиналом-протектором ордена и имевший значительное влияние среди братьев с 1217 года. Нельзя не отметить, что Франциск Ассизский не обладал достаточным уровнем образования, чтобы самостоятельно справиться с той административной машиной, в которую превратилось его братство по мере численного и территориального разрастания. Кардинал Уголино наоборот – был блестящим правоведом: именно в период его покровительства в ордене происходят решающие изменения. Примечательно, что чем более велик и организован становился Орден Братьев Меньших, тем меньшее участие в его управлении принимал сам Франциск. К середине 1220-х годов его фигура стала скорее символом францисканского движения.

Отправляясь в путешествие в Египет в 1219 году, Франциск впервые передал бразды правления братством другим людям – на время своего отсутствия он назначил двух викариев из числа братьев. С этого момента начался постепенный отход основателя от руководящей роли в ордене. Вернувшись из своего путешествия в 1220 году, он официально отказался от управления братьями на генеральном капитуле, назначив генеральным министром одного из своих ранних учеников - Петра Каттанио. Подчинившись ему, он в последующие годы жизни максимально удалился от мира и от своих последователей. Тем не менее, это не помешало ему написать официально одобренный папской буллой устав для ордена, в котором многие исследователи также находят влияние кардинала Уголино. Была ли причиной оставления Франциском своей должности усугубившаяся болезнь или же его разочаровало бюрократизировавшееся братство? «Хроника 24 генералов» содержит эпизод, в котором Франциск, вернувшись к церкви Марии Порциункулы после смерти брата Петра Каттанио, опечалился обилием даров, подносимых мирянами и излишним вниманием самих мирян. Как бы то ни было, можно определенно заявить, что в 1220-е годы при посредстве Римско-католической церкви и папства в частности происходило постепенное отступление от принципов монашеской жизни, вдохновивших Франциска в начале XIII века.

Необходимо также отметить, что первоначально в своей деятельности Франциск Ассизский ориентировался на все социальные группы, принимая к себе всех желающих, утверждая безусловное равенство каждого перед богом. Орден включал мужчин с разным уровнем образования и происхождением, исключение составляли только несвободные люди, доступ которым в братство был закрыт. Процедура вступления в орден не была предусмотрена, так, что каждый, кто хотел присоединиться к братьям, должен был только раздать свое имущество бедным и надеть соответствующее одеяние. Свободный доступ в орден францисканцев для большей части населения стал угрозой для его существования, так как зачастую в него вступали люди неподготовленные, случайные, влекомые минутным желанием. Для того, чтобы придать братству большей структурированности, Гонорий III в 1220 году издал буллу «Cum secundum», в которой установил испытательный срок для пожелавших стать монахами мужей длительностью в один год. Кроме того, каждому, кто единожды к ним присоединился, запрещено было их покидать или переходить в другое братство. Данная папская булла должна была избавить орден миноритов от следов социального движения, в форме которого он существовал в первые годы. Позже данное уточнение было включено Франциском в устав ордена францисканцев, не утвержденный буллой в 1221 году и утвержденный буллой в 1223 году.

Кроме того, создавая орден миноритов, Франциск Ассизский полагал, что братья должны занимать подчиненное положение по отношению к каждому, в том числе, конечно, и к клиру. Согласно его задумке, братьям должно вести себя кротко и радоваться своему положению внизу социальной лестницы. Франциск предостерегает монахов присваивать себе верховенство и брать на себя службу начальника. В «Завещании» он строго наказывает им не просить у папы привилегий. Естественно, он был против того, чтобы монахи-францисканцы получали какие-либо привилегии от церкви и занимали в ее структуре руководящие должности. Несмотря на это, первые минориты уже в 1220-е становятся епископами. В довершение к этому в 1224 году Папа Гонорий III издает буллу «Quia populares», в которой предоставляет братьям право вести литургические молитвы в своих церквях и храмах независимо от местной церкви. По сути данная булла толкала братьев на соперничество с клиром, а также поддерживала возникшую в ордене тенденцию к оседлости. Таким образом, францисканцы еще более закреплялись на местах, постепенно переставая быть «странствующими» проповедниками. Стоит также отметить, что данная папой привилегия проводить обряды в собственных помещениях вне зависимости от белого духовенства была предвестником открытого конфликта, разгоревшегося во второй половине XIII века.

Наиболее полную информацию о том, какую судьбу Франциск пророчил своему ордену, можно получить из его «Завещания», продиктованного им в 1226 году перед смертью. Среди прочего он рекомендовал братьям заниматься ручным трудом, и в случае чего просить милостыню, запрещал им принимать церкви и другие помещения, не соответствующие представлениям о бедности. Согласно его словам, не следует братьям надолго задерживаться даже в беднейших храмах, должны они перемещаться по миру с проповедью, останавливаясь в каждом месте только на правах скитальца и пришельца. В своем «Завещании» Франциск Ассизский большое внимание концентрировал на соблюдении братьями устава, он предупреждал их не переиначивать, не добавлять, не сокращать текст завещания и не толковать его слов, а понимать их буквально. Окончательный итог своей деятельности в рамках ордена Франциск подвел в «Малом завещании», где он передавал братьям свою волю следующим образом: «…чтобы в знак памяти благословения моего и завещания они всегда любили друг друга, всегда любили и хранили госпожу нашу святую нищету и всегда были верными и послушными священникам и всему клиру святой матери Церкви».

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Однако вскоре после смерти Франциска в его честь началось строительство большой и впечатляющей церкви в Ассизи при посредничестве Илии Кортонского и Уголино, ставшего к тому времени папой Григорием IX. В 1228 году папой была издана булла «Recolentes qualiter», призывавшая мирян вносить пожертвования для строительства первой собственной францисканской церкви. Естественно, подобное развитие событий вызвало брожение в ордене: находились те, кто считал это строительство пренебрежением к идеям Франциска. Таким образом, уже в первые годы после смерти основателя ордена был нарушен один из его наказов: у братьев появилась церковь, в которой они уже не могли быть просто гостями.

Но началом действительного отхода от заветов Франциска все же стоит считать изданное папской буллой «Quo elongati» толкование «Завещания» в 1230 году. К концу 1220-х годов в братстве сложилась напряженная обстановка, связанная с разногласиями относительно обязательного соблюдения «Завещания»: оппоненты не могли договориться, стало ли оно новым уставом ордена. В довершение к этому времени в ордене наметилась тенденция к обмирщению, требовавшая смягчения идеалов Франциска. Таким образом, братья были вынуждены просить у папы толкования «Завещания».

Во-первых, в булле «Quo elongati» Григорий IX заявил, что «Завещание» не является обязательным для исполнения, а соответственно, не может считаться новым уставом братства. Во-вторых, Папа постановил, что братья должны соблюдать только те предписания Евангелия, что содержатся непосредственно в тексте Правила для их ордена. В-третьих, францисканцам предоставлялась возможность проводить денежные операции, прибегая к помощи доверенного лица. Таким образом, булла давала монахам возможность обойти запрет на использование денег, формально не предавая его забвению. В-четвертых, братьям разрешалось использовать необходимые им предметы быта, книги и любое другое движимое имущество без права владеть им. Данная поправка положила начало накоплению францисканским орденом имущества, формально ему не принадлежавшего.

Можно сделать вывод, что францисканские принципы апостольской бедности, скитальческой проповеди и служения были актуальны только в период развития францисканства как социального движения. Тенденция к уклонению от евангельских идеалов Франциска появилась в ордене еще при его жизни и в результате привела к смягчению устава при посредстве умеренно настроенных братьев и Римско-католической церкви в лице папы Григория IX. Из этого также можно заключить, что идеологическая система раннего францисканства, построенная на буквальном понимании Евангелия, несмотря на признание со стороны Святого Престола, все же противоречила интересам папства и нуждалась в соответствующей трансформации. Несмотря на то, что в конце своей жизни Франциск удалился от управления орденом, он оставался несменяемым авторитетом для братьев и нашел среди них немало сочувствующих своим радикальным воззрениям. Кроме того, нельзя забывать, что именно в идеологической сфере общества францисканцы приобрели наибольшее влияние, в том числе, и благодаря его духовной харизме. Орден францисканцев, стоящий на службе у церкви, мог стать отличным подспорьем католическому духовенству, особенно во время Альбигойского крестового похода, продлившегося до 1229 года. Нараставшая популярность францисканцев среди населения, их проповедническая и миссионерская деятельность в городах Западной Европы и Востока способствовали укреплению позиций церкви в обществе и делали орден достойной альтернативой ересям. Однако строгий идеал Франциска стал препятствием на пути интеграции ордена в структуру Римско-католической церкви, способствовавшей его сохранению и укреплению.

Делая вывод о противоречиях между идеями Франциска Ассизского и устремлениями Римско-католической церкви, необходимо отметить, что ряд папских указов видоизменил орден в угоду как Святому престолу, так и той части францисканского сообщества, что стремилась к послаблению устава. Таким образом, несмотря на то, что следование Евангелию находило отклик в сердцах населения, поддержка папства доставалась тем, кто был готов пренебречь основными заветами Франциска. Это связано в первую очередь с тем, что следование принципам раннего францисканства было мало осуществимо для большей части братьев и невозможно в рамках бюрократической системы церкви. Это грозило стагнацией францисканства в рамках социального движения с последующим его угасанием. Кроме того, противоречие интересов церкви и устремлений ранних францисканцев уже на начальном этапе существования ордена вылилось в противоборство среди его членов.

 

Поделись с друзьями