Нужна помощь в написании работы?

Толкование папой Григорием IX устава ордена францисканцев в пользу смягчения образа жизни монаха положило начало конфронтации сторон уже, собственно, в самом ордене. Кроме того, это стало причиной перехода конфликта на почве францисканского идеала из латентной стадии в открытую. Начиная с 1230-х годов мы можем говорить об открытом противостоянии ревнителей устава Франциска Ассизского или, как их принято называть в отечественной историографии, спиритуалов и конвентуалов, выступавших за дальнейшее послабление строгого идеала. В данном случае «конфронтационные группы» четко определены: спиритуалы и конвентуалы. Здесь разбирается конфликт между членами братства, по-разному смотревшими на его организацию.

Первый настоящий кризис настиг орден миноритов в конце 1230-х годов во время правления генерального министра Илии Кортонского. При Илие организационная структура братства обрела окончательное оформление, и именно в нем спиритуалы видели главного предателя заветов Франциска Ассизского. Кроме того, сам образ жизни генерального министра был далек от того идеала, которому завещал следовать Франциск. Брат Салимбене, «Хроника» которого не лишена идей ревнителей устава, подробно описывает его многочисленные недостатки. Отсюда следует, что Илия Кортонский не собирал генеральный капитул в течение нескольких лет, правя единолично, что противоречило уставу францисканцев. Кроме того, установив тиранический режим в ордене, он настолько возвысился в своих глазах, что современники начали отмечать высокомерие и заносчивость генерального министра. Такое поведение не соответствует одной из главнейших заповедей францисканства – не присваивать себе верховенства. Илия Кортонский также был замечен в нарушении обета бедности и использовании денег, не гнушался он и верховой езды. Отдавая предпочтение комфорту и богатству, он нарушал второй главный принцип францисканства – отказ от богатства и пребывание в бедности и нищете. И, наконец, то, что именно Илия положил начало расцвету богословия среди монахов, делает его родоначальником образования в ордене. Франциск Ассизский напротив в своих трудах ясно дает понять, что братьям не следует стремиться к приобретению учености.

Таким образом, Илия Кортонский нарушал три главные заповеди, верность которым и отстаивали спиритуалы на протяжении всего периода своего существования. С особым мировоззрением ранних спиритуалов мы можем познакомиться на примере брата Жиля из Ассизи, соратника и последователя Франциска, прожившего всю свою жизнь до ее конца в 1262 году по его Правилу. Сам избегая праздности, он предостерегал и братьев от уклонения от работы и считал, что образ жизни монаха должен соответствовать содержанию его проповедей – то есть быть смиренным. Брат Жиль также считал накопление знаний бесполезным и вслед за Франциском ценил не ученость, а практическую пользу, которую могли принести францисканцы, служа другим. Наблюдая за изменениями в ордене, он говорил: «Лодка разбита на куски разногласиями, пусть те, кто может спастись, спасаются и выходят из нее, если могут».

Правление Илии расстраивало не только радикально настроенных монахов, но и провинциальных министров, вынужденных вступить в борьбу за власть, которой их фактически лишил тиранический режим генерального министра. Управление братом Илией орденом завершилось в 1239 году, когда на генеральном капитуле папа Григорий IX снял его с должности. Однако на этом история Илии Кортонского не закончилась, так как в «Хронике 24 генералов» содержатся сведения, согласно которым его смещение вызвало кризис в ордене. Не желая уступать власть в братстве, бывший генеральный министр обзавелся рядом последователей, не признававших его отстранение, что привело к расколу францисканцев: «На самом деле около двух групп в Ордене поддерживали Илию, особенно те монахи, которые любили мир и материальное имущество». В конце концов, новоизбранный папа Иннокентий IV разрешил этот конфликт внутри ордена в 1243 году, отлучив Илию Кортонского от церкви.

 В первой половине 1240-х годов спор спиритуалов и конвентуалов сосредоточился вокруг буллы Григория IX, толковавшей устав ордена. Результат противоречия был предрешен, когда на пост генерального министра был избран Кресченцио, апологет конвентуалов, преследовавший ревнителей раннего францисканства еще будучи министром итальянской провинции Марке. Рьяное намерение спиритуалов отменить положения «Que elongati» толкнуло генерального министра на обращение к папе Иннокентию IV. Тогда в 1245 году своей буллой «Ordinem vestrum» Иннокентий IV поддержал конвентуальных братьев, одобрив буллу Григория IX и признав все имущество, используемое орденом, собственностью Святого Престола. Такое решение было попыткой папства включить орден в структуру церкви без изменения его идейных установок, одновременно это должно было сгладить противоречия в самом братстве. Ко времени правления Иннокентия IV орден францисканцев по степени влияния в основных сферах общества уже догонял братьев-проповедников, однако, препятствием для полноценной интеграции в институт церкви оставались устремления спиритуалов.

В 1248 году новым генеральным министром ордена миноритов стал Иоанн Пармский, известный своим сочувствием идеалам спиритуалов. Его правление привело орден к напряжению среди его членов и подтолкнуло к кризису, которого удалось избежать только благодаря усилиям Бонавентуры. Именно при Иоанне Пармском прекратились все гонения на спиритуалов, а их идеи приобрели наибольший размах в силу приверженности учению Иоахима Флорского. Автор «Хроники» брат Салимбене де Адам признал за собой увлеченность пророчествами аббата Иоахима и не забыл сказать то же самое и о самом генеральном министре.

Иоахим Флорский делил всю историю на три этапа в соответствии с Отцом, Сыном и Святым Духом. Переходный период между вторым и третьим этапами развития человеческой истории, согласно пророчеству аббата, отмечен появлением двух орденов, должных привести людей к завершающему периоду мирского процветания. Такое предсказание двигало спиритуалами в их рвении соблюдения бедности, так как большая часть из них уверовала в свое особое предназначение в грядущем этапе, творимом Святым Духом. Одержимость идеями аббата Иоахима стала очевидной, когда в 1254 году из-под пера Герарда из Борго Сан Доннино вышла книга, озаглавленная «Введение в вечное Евангелие». В книге содержались основные труды Иоахима с комментариями, провозглашавшими переход истории на третий этап развития, когда человечество вступает в непосредственный контакт с богом, а церковь становится ненужной. Предсказание Иоахима о появлении орденов, которые должны будут заменить церковь, было воспринято Герардом как упоминание францисканского братства. Книга приобрела популярность среди братьев, но вызвала недоумение и протесты в церковной среде. Подобные утверждения ставили спиритуалов-иоахимитов в один ряд с еретиками, что окончательно испортило не только их репутацию, но и репутацию всего ордена. Таким образом, казалось, что единственным способом вернуть доверие церкви к францисканцам было удаление спиритуала Иоанна Пармского с должности генерального министра. Это произошло в 1257 году.

Возросшая популярность идей спиритуалов вновь толкнула конвентуальную часть ордена к испрошению подтверждения новым папой Александром IV буллы Иннокентия IV. Здесь конвентуалы в очередной раз одержали победу, заручившись признанием в роли собственника всего францисканского имущества Святой Престол. Стоит отметить, что постоянная поддержка конвентуалов со стороны папства обусловлена не только желанием интегрировать орден в церковь и полноценно использовать его у себя на службе наравне с доминиканским братством. Как мы продемонстрировали, устремления спиритуалов были слишком чреваты отклонениями от официальной доктрины Римско-католической церкви.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Вернуть францисканцам былое положение и удержать орден от раскола удалось одному из наиболее известных генеральных министров – Бонавентуре. При нем были осуждены наиболее радикальные идеи спиритуалов и увлечение учением аббата Иоахима, что удержало орден в лоне церкви. С разрешения суда бывший генеральный министр ордена, Иоанн Пармский, смог вести отшельническую жизнь в Греччио, сам же автор «Введения в вечное евангелие» Герард был заключен в тюрьму. Однако несмотря на то, что наиболее рьяные последователи Иоахима Флорского начали повсеместный отказ от своих идей, учение продолжало распространяться подпольно, достигнув особого размаха на юге Франции.

Вынужденный вновь завоевывать доверие правящих кругов Римско-католической церкви, Бонавентура не поддерживал чрезмерное увлечение бедностью, ведущее к расколу в ордене на почве того, что одни братья мнили себя более ортодоксальными, нежели другие. Кроме того, он отметил необходимость и важность обучения в среде монахов. Тем не менее, на уровне идей генеральный министр признавал необходимость следования евангельским идеалам бедности. Таким образом, Бонавентуре временно удалось примирить враждующие группировки францисканцев. Основные направления его политики в отношении управления орденом были закреплены «Нарбоннскими конституциями», принятыми в 1260 году.

Второй основатель ордена, как его принято называть во францисканской традиции, умер во время Второго Лионского Собора, также ставшего судьбоносным в истории францисканцев. По результатам собора было подтверждено восстановление чистой репутации ордена: францисканское братство вошло в число разрешенных религиозных объединений. Однако после смерти Бонавентуры противоречия, сдерживаемые генеральным министром, вылились в еще более острый конфликт, чем тот, что грозил ордену ранее.

В 1270-е годы рост движения спиритуалов был связан с деятельностью французского монаха Петра Оливи, со временем ставшего настоящим символом наиболее радикальных течений францисканства. Петр Оливи, будучи преподавателем Монпелье, следовал убеждению, что формальный отказ от владения собственностью не может считаться истинным соблюдением принципов евангельской бедности. Обет бедности, согласно Оливи, включает в себя ограничение материальных вещей ордена нищенствующих монахов только самым необходимым. Данное утверждение прямо противоречило следующей папской булле «Exiit qui seminat», изданной в 1279 году: Николай III пояснил, что францисканцы не владеют, а только пользуются имуществом. Своей буллой он также утверждал, что Христос и его ученики не обладали какой-либо собственностью, что породило еще больший всплеск активности ревнителей наследия Франциска.

Труды Петра Оливи были запрещены на генеральном капитуле в 1283 году как противоречащие доктрине Римско-католической церкви, а сам он был принужден к отречению от своих идей. Последовал ряд гонений на спиритуалов и их интеллектуального лидера, однако, уже во второй половине 1280-х годов Оливи смог вернуться к своей обычной жизни и преподаванию университете.

Следующий этап активности спиритуалов связан с пребыванием на должности генерального министра Раймунда Гофриди с 1289 года. Прекращались преследования ревнителей устава, многие из обвиненных ранее выпускались из тюрем и отправлялись с миссиями на восток. Кроме того, особую поддержку спиритуалам оказал папа Целестин V, объединивший их в отдельный орден и поддержавший соблюдение устава со всей строгостью. Однако к радости конвентуальных братьев, папа Целестин V занимал Святой Престол около полугода, и в 1294 году подал в отставку. Вместо него папой стал Бонифаций VIII, вернувшийся к политике неприятия спиритуалов, одним из объединителей которых на тот момент был автор «Истории семи скорбей братьев меньших» итальянец Анжело Кларено. Тогда же Раймунд Гофриди был смещен со своего поста, а все привилегии, данные радикально настроенным францисканцам папой Целестином V, отменены.

Переломный момент в истории францисканского ордена, а именно в истории противостояния спиритуалов и конвентуалов, начался с Вьеннского собора 1311-1312 годов. XV Вселенский собор вынес решение относительно судьбы ревнителей устава Франциска, осудив учение Петра Оливи и опровергнув утверждение его последователей, согласно которому образ жизни конвентуальных братьев являлся еретическим. Таким образом, папа Клемент V отверг притязания спиритуалов на роль реформаторов Римско-католической церкви. Следующий папа Иоанн XXII следовал той же линии в политике по отношению к радикально настроенным францисканцам, и именно он попытался положить конец расколу внутри ордена.

Гонения Иоанна XXII на спиритуалов отличались особой жестокостью. Безрезультативная борьба с радикалами привела папу к мысли о том, что утверждение о бедности Христа и апостолов являлось самым настоящим яблоком раздора в Римско-католической церкви. После ряда инквизиционных процессов против ревнителей устава Иоанн XXII положил конец фиктивному папскому владению всем имуществом францисканского ордена. В 1322 году он издал буллу «Ad conditorem canonum», в которой развеял миф о бедности нищенствующего ордена братьев миноритов и отменил более раннюю буллу Николая III «Exiit qui seminat». В 1323 году им была издана булла «Cum inter nonnullos», признающая ересью утверждение о том, что ни Христос, ни его ученики, не обладали собственностью. И, наконец, годом позже папская булла «Quia quorundam» объявила еретиками всех, кто не признавал две вышеупомянутые буллы.

Именно таким образом завершилась история движения спиритуалов в составе францисканского ордена. Конечно, вслед за постановлениями папы Иоанна XXII последовали мятежи со стороны наиболее ревностно настроенных францисканцев, и само движение не только не утихло, но и в дальнейшем вылилось во множество других религиозных течений. Однако именно этим событием закончилась история спиритуалов в Ордене Братьев Меньших. В конце концов, отлученные от церкви спиритуалы не имели более возможности бороться с конвентуалами за выбор направления развития ордена. Таким образом, в данном случае среди двух «конфронтационных групп» очевидна победа умеренных монахов, выступавших за приближение францисканского братства к традиционным монашеским формам объединения. Необходимо отметить, что победа конвентуалов была обеспечена поддержкой церкви и, в частности, папства. Степень влияния конвентуалов и спиритуалов в ордене варьировалась в зависимости от того, каких идей придерживался генеральный министр. Однако в церкви влиянием обладали только конвентуалы, способствовавшие интеграции ордена в ее институт, в своем служении папству следующие за орденом доминиканцев. Сложность разрешения конфликта в ордене заключалась в противоречии идейных установок францисканцев и реалий монашеской жизни. Нельзя не добавить, что зачастую такие устремления спиритуалов приводили к опасным для единства церкви явлениям, порочащим весь орден. На протяжении всего XIII века папство было вынуждено искать компромиссный вариант, формально поддерживая миф о нищенстве ордена. И только Иоанн XXII пошел на окончательный разрыв с ревнителями устава Франциска Ассизского и, соответственно, с догматом о нищенстве Христа.

Поделись с друзьями