Нужна помощь в написании работы?

Словарный состав представляет собой результат длительного развития. Слова, которыми пользуются сейчас говорящие на русском языке, различны по времени возникновения и происхождению. Рядом со словами, бытующими в русском языке с дописьменной эпохи (мать, радость, сила, озеро, старый, белый и т.д.), мы найдём в нём слова, недавно или даже только что вошедшие в него (например: самбо - в 1970г., микробус - в 1973г., целинник - в 1954г., космонавт - в 1957г. и т.д.). Рядом с исконно русскими (вода, говорить, чтобы, мастерская и др.) в нём есть слова, пришедшие к нам из других языков (мастер - из немецкого, баста - из итальянского, тетрадь - из греческого, аквариум - из латинского и т.п.).

Лексика современного русского языка исчерпывающе - полно отражает своим составом и характером поступательное движение русского народа вперёд, его богатую и славную историю.

Основным пластом словарного материала современного русского языка, как и русского языка на всём протяжении его развития, являются исконно русские слова. Они составляют более 90% слов, употребляющихся в настоящее время в нашем языке, и образуют основную часть его богатства, определяющую самобытность русской речи, её глубокое национальное своеобразие.

Под исконно русским словом понимается всякое слово, возникшее в русском языке или унаследованное им из более древнего языка - источника, независимо от того, из каких этимологических частей (исконно русских или заимствованных) оно состоит (ср. исконно русские слова  шоссейный, маникюрша, форсить и заимствованные из французского языка слова шоссе, маникюр, форс).

Было бы совершенно неверным, например, считать слова ямщик, аэросани, этюдник, штурмовщина, зацементировать и т.п. словами не русскими, а заимствованными только потому, что в их составе есть иноязычные корни (ям - из татарского, этюд - из французского, штурм - из немецкого, цемент - из латинского и др.). Более того, было бы неправильным также считать заимствованными, а не исконно русскими такие слова, как акмеизм, нигилист, спец, акрихин и т.п., хотя в их основах нет никаких исконно русских морфем; как определённые лексические единицы все они (пусть на базе иноязычных слов) появились в русском языке: акмеизм (на базе греч. Akme «вершина») - как новообразование (поэта Гумилёва) 1912г., нигилист (на базе лат. Nihil «ничто») - в качестве неологизма первой трети 19 в. (критика Надеждина); спец - в результате сокращения слова специалист; акрихин (на базе греч. akros «наилучший» и хинин) - как наилучший термин, которым был назван в 1933г. противомалярийный препарат, заменяющий хинин. Как слова определённого значения и словообразовательно-грамматической структуры, все они - творение и факт нашей речи и в другом языке были бы заимствованиями из русского языка.

Среди исконно русской лексики следует различать несколько пластов, имея в виду время появления их в языке: слова общеславянские, восточнославянские (или древнерусские) и собственно русские.

Слова, полученные древнерусским языком из когда-то существовавшего общеславянского языка, можно назвать общеславянскими. Такие слова, как правило, и в настоящее время употребляются во всех современных славянских языках.

Количество слов, унаследованных русским языком из общеславянского языка, невелико. В 4-х томном «Словаре русского языка» Академии наук, отражающем лишь наиболее употребительную часть современного русского словесного материала, свыше 90 тысяч слов. Слов же, идущих из общеславянского языка (многие из которых бытуют в настоящее время уже с другими значениями), в нашей лексике сейчас не более двух тысяч. Однако до сих пор они наиболее употребительны в нашей речи и в повседневном общении составляют не менее 1/4 всех слов. Именно эти слова являются ядром нашего современного словаря, важнейшей и существеннейшей его частью.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Наиболее  богато  (как  по  количеству,  так  и  по  семантическому многообразию)     среди     общеславянских     слов     представлены     имена существительные, Из них особо необходимо отметить следующие:

1.         Наименование частей человеческого тела и тела животных: борода, бок, волос, голова, губа, лицо, нос и др.;

2.         Термины родства: мать, отец, сын, дочь, брат, сестра и т.п.;

3.         Название того или иного отрезка времени: день, ночь, вечер, осень, год, век и др.;

4.         Слова, обозначающие полезные ископаемые: серебро, золото, железо и т.п.;

5.         Слова, обозначающие явления природы (различные атмосферные явления, небесные светила, характер местности, водоёмы и т.д.): буря, берег, болото, ветер, гроза, зной, звезда, камень и др.;

6.         Слова, обозначающие домашних животных: бык, вол, корова и т.д.;

7.         Названия орудий и предметов труда: весло, ведро, веретено, грабли, долото, жито и др.;

8.         Наименование лиц: гость, гончар, друг, жнец, отрок и т.д.;

9.         Ряд других слов, представляющих собой выражение абстрактных понятий: вера, воля, вина, гнев, грех (первоначально - «ошибка», дух, жалость, и др. Значительную группу слов общеславянского происхождения образуют и глаголы, среди которых мы находим как наименование жизненно необходимых действий и состояний, так и обозначения, представляющие производственные и общественно-политические термины. Например: лечь, сидеть, спать, клевать, идти, хотеть, ползти, пить и др., а также: шить, ковать, сеять, писать, читать и т.п..

Среди унаследованных из общеславянского языка имён прилагательных мы находим обозначения духовных качеств людей (мудрый, хитрый, добрый, суровый), наименования физических качеств человека и животных (голый, лысый, косой, молодой, старый и др.), слова, обозначающие цвет (белый, желтый, синий, русый и др.), слова, обозначающие свойства и качества вещей (правый, левый, большой, узкий, кислый, глубокий и др.).

К общеславянскому словарному фонду относятся в русском языке и некоторые числительные (один, два, три, семь, десять, сто, двести и др.), многие местоимения (я, мы, ты, вы, он, кто, что, сам, весь, мой и др.), отдельные наречия, как правило, местоименные и отприлагательные (там, тогда, где, едва, скоро, высоко, мимо и т.п.), большинство непроизводных предлогов и союзов (над, к, при, у, за, ли, да, в и т.д.).

По морфологическому строению большинство общ большинство общ, бытующих в современном русском языке, выступают как слова корневые, с непроизводной основой.

По стилистическому характеру это слова общеупотребительные, межстилевые, необходимая принадлежность, как устного словаря, так и лексики книжной, письменной речи.

Значительно большим по количеству и семантико-словообразовательному разнообразию является тот пласт слов русского языка, возникновение которого связано уже с существованием диалектов древних восточных славян, древнерусского языка (14-15 в.в.). Это так называемая восточнославянская лексика, т.е. слова, которые сохранились в русском языке как достояние языковой общности предков русских, украинцев и белорусов. Эти слова, как правило, не встречаются в лексике южных и западных славянских языков, хотя в своём большинстве и возникли на базе общеславянского строительного материала. Неизмеримо меньше общеславянских слов появилось на базе слов, заимствованных из других языков (греческого, тюркских, германских).

К общевосточнославянским (но не общеславянским) словам, например, можно отнести такие слова, как знобить, совсем, говорун, ледяной, шарик, пустышка.

Наиболее многочисленный и разнообразный в структурно-стилистическом отношении и по грамматическим свойствам пласт исконно русской лексики представляет слова, возникшие уже в эпоху раздельного существования русского, украинского и белорусского языков, т.е. слова собственно русские.

В отношении словообразовательной структуры собственно русские слова почти все в своём возникновении являются производными. Исключение составляют отдельные, весьма немногочисленные имена существительные, возникшие при помощи, безаффиксного способа словообразования. По своему значению собственно русские слова в своей основной части являются формой выражения новых понятий, связанных с появлением новых предметов и явлений объективной действительности, с развитием науки, техники и литературы. Значительно меньшую часть составляют собственно русские слова, являющиеся названием того, что ранее уже было обозначено другими словами.

Русский народ в процессе исторического развития вступал в самые разносторонние связи с народами Запада и Востока. В результате этих связей словарный состав русского языка пополнялся словами из других языков. Национальная самобытность русского языка при этом не испытывала ни малейшего ущерба, потому что русский язык, заимствуя иноязычные слова, сохранял свою основную лексику и свой грамматический строй, развивался и совершенствовался по собственным внутренним законам.

Степень усвоения иноязычных слов обуславливается сферой и широтой их употребления. Если слово обозначает предмет, тесно связанный с деятельностью или бытом народа, то оно получает широкое распространение и постепенно теряет свой иноязычный образ, например: известь, фонарь, тетрадь, кукла (из греческого языка); блуза, костюм, шофёр (из французского языка); трамвай, танк, телевидение (из английского языка).

Однако другие слова, несмотря на достаточно широкую их употребительность, сохраняют в своём облике иноязычные черты - твёрдое произношение согласных перед е или удвоение согласных, морфологическую неизменяемость по падежам и числам, например: термос (произносится как тэрмос), касса, пальто, кофе и др..

Лексика русского языка обогатилась словами из различных языков. Много слов вошло из языка греческого, например: монастырь, история, философия, театр, крокодил, тетрадь.

С 17 века в русский язык вливаются немецкие слова, например: лагерь, маляр, галстук, парикмахер, бухгалтер. Меньше всего вошло в русский язык слов из английского языка. Например: вокзал, туннель, трамвай, комбайн.

Среди заимствованной лексики выделяется многочисленная группа старославянских слов.

Старославянизмы - это слова, заимствованные русским языком из старославянского языка. «По своей близости к русскому языку он никогда не был так чужд народу, как была чужда, особенно германцам, латынь; вследствие этого с первых же лет своего существования на русской почве он стал неудержимо ассимилироваться народному языку» - писал А.А. Шахматов. Будучи языком переводов греческой богослужебной литературы, старославянский язык впитывает в себя богатства имевшего многовековую историю греческого языка. Как близкородственный, старославянский язык оказывает большое влияние на формирование русской лексики, книжно-письменных стилей русского языка. Кроме того, через его посредство в русский язык проникает значительное количество греческих слов.

По употреблению можно выделить три группы старославянизмов:

1.         Старославянизмы, которые вытеснили исконно русские слова. Однако эти исконно русские варианты восстанавливаются по памятникам древнерусской письменности, произведениям устного народного творчества, известны в диалектах: враг (ворог), храбрый (хоробрый). На существование исконно русского варианта указывает то, что он входит в качестве корневой морфемы в производные слова; ср.: благо - белого (Бологое), вред - вереда и привередливый.

2.         Старославянизмы, имеющие русские варианты, но отличающиеся от них по значению; ср.: глава (правительства) - голова, гражданин - горожанин, страна - сторона.

3.         Старославянизмы, которые в настоящее время не употребляются, но известны по памятникам древнерусской письменности, сохраняются в качестве корневой морфемы производных слов, в топонимах и т.п. (русский язык сохранил как общеупотребительное слово русский   вариант):   ворота  -  врата,   вратарь,   привратник;   город  -  град, градостроитель, а также в названиях типа Волгоград. Такие старославянизмы сохраняются и в составе фразеологизмов: глас вопиющего в пустыне, древо жизни.

Старославянизмы     первых    двух     групп     подверглись     стилистической

нейтрализации   и    выполняют,    как   правило,    номинативную    функцию. Старославянизмы третьей группы используются для придания высказыванию торжественности (особенно в поэзии), в целях стилизации и для воссоздания колорита эпохи (в исторических произведениях) и т.п.

Старославянским (или «классическим» старославянским) считается язык первых славянских переводов IX в. Однако древнейшие переводы до нас не  дошли. Нам известны   списки   (копии) этих переводов, выполненные в X-XI вв. и в большей или меньшей степени отражающие местные языковые черты, свойственные речи переписчиков. Все же списки X-XI вв. еще очень близки по особенностям языка к оригиналам, поэтому язык древнейших дошедших до нас списков, а отчасти и оригинальных произведений X-XI вв. мы можем еще считать старославянским. Анализ языка этих списков дает возможность достаточно точно   воспроизвести   языковые особенности переводов IX  в.

Будучи языком переводов с греческого, который к IX в. насчитывал тысячелетие литературного развития, старославянский язык отразил   многие  достижения   литературного  греческого   языка   и поэтому   уже  в  древнейших   письменных   памятниках   выступает как язык богатый в лексическом отношении, с довольно  развитым синтаксическим строем, хорошо обработанный стилистически. Это в свое время удачно подметил М. В. Ломоносов,   который в трактате «О пользе книг церковных в Российском языке», говоря о достоинствах церковнославянского языка (М. В. Ломоносов называет его «славенским»),  писал:  «Сие богатство больше всего приобретено купно с Греческим христианским законом, когда церковные книги переведены с Греческого языка на Славенский для славословия божия. Отменная красота, изобилие, важность и сила  Еллинского слова,  как высоко почитается; о том довольно свидетельствуют словесных наук любители... Ясно сие видеть можно вникнувшим в книги церковные на Славенском языке...»

Эту особенность старославянского языка следует учитывать при выяснении той большой роли, которую он сыграл в развитии ряда славянских литературных языков, в том числе и русского литературного языка.

Для обозначения языка древнейших славянских переводов наряду с термином «старославянский язык» употребляются также термины «древнеболгарский» и «древнецерковнославянский».

Термин «древнеболгарский» следует признать  неудовлетворительным,  так как он искажает лингвистическую сущность языка древнейших славянских переводов. Дело в том, что в IX в. «болгарами» назывался народ тюркского (а не славянского!) происхождения, пришедший в VII в.  на Балканский полуостров из Азии и  покоривший   местное   население,   называвшее  себя   славянами (точнее словенами). Позднее болгары-тюрки были ассимилированы славянами,  которые стали называть себя «болгарами». Но если даже, учитывая это последнее обстоятельство, считать древнеболгарским язык славян - предков нынешних болгар, то и в этом случае термин «древнеболгарский язык» следует признать неудачным для названия языка славянских переводов IX в., который, отражая   многие   фонетические   и   морфологические   особенности одного из диалектов балканских славян, существенно отличался от этого диалекта в области лексики, синтаксиса, а отчасти и словообразования.

Более удовлетворительным  является термин «древнецерковнославянский язык». Он, правда, не указывает (как и термин «старославянский  язык»),   к  какой  славянской  группе  относится  этот язык в своей основе. Зато данный термин довольно точно определяет    назначение    языка   первых   славянских   переводов (он родился как язык христианской церкви) и его отношение к позднейшим местным разновидностям церковнославянского языка (на это указывает элемент древне-). Вот почему термин «древнецерковнославянский  язык»  для   обозначения   языка   первых    славянских переводов в течение длительного времени был широкоупотребителен. Однако в наше время ученые чаще используют термин «старославянский язык», который, характеризуясь тем же недостатком, что и термин «древнецерковнославянский» (он тоже не указывает на живую языковую основу древнейших славянских переводов), имеет и некоторые преимущества. В самом деле,   ведь   язык  этот очень рано (уже в X—XI вв.) начинает использоваться славянами не только как язык церкви, но и как язык науки и литературы, и именно это определило его позднейшее влияние на литературные языки ряда славянских народов. Этот термин с добавлением старо- (чтобы отличить его от других славянских языков и указать на его лингвистическое   значение   для    изучения    славянских    языков) и будет употребляться в дальнейшем.

Термин «старославянский» имеет еще и то преимущество, что он менее громоздок, чем термин «древнецерковнославянский» (состоит из двух, а не из трех корней), и не дает повода для смешения с названиями более поздних редакций общего литературного языка славян (церковнославянским).

Таким родственным мертвым языком, без знания которого невозможно историческое, следовательно, подлинно научное изучение любого славянского языка, в том числе русского, и является старославянский язык.

Старославянский язык, появившийся в IX в., первым из славянских языков был закреплен в письменности, в то время как памятники других славянских языков дошли до нас от более поздних времен. Уже одним этим определяется его значение при изучении истории любого славянского языка, в том числе и русского.

Нам неизвестно состояние русского языка в IX-X вв. Но мы знаем, что в это время славянские языки незначительно отличались друг от друга (вероятно, не более, чем, скажем, говоры современного русского языка). Знакомясь с особенностями старославянского языка IX-X вв., учитывая его связи с древнерусским и те языковые черты, которые отразились в более поздних по времени создания древнерусских памятниках, мы можем представить себе состояние древнерусского языка в IX-X вв.

Изучение старославянского языка помогает нам восстановить и особенности более ранних периодов развития славянских языков.

Дело в том, что славянские языки в конечном счете образовались в результате  распада так называемого праславянского   (или   общеславянского)  языка  (подробнее об этом см. ниже). После распада праславянского языка славянские языки пережили ряд фонетических,  морфологических   и   других языковых процессов, заметно изменивших праславянское наследие в каждом славянском языке. Старославянский язык, получивший закрепление  в  письменности  ранее других  славянских   языков, естественно,  пережил  к тому времени,  когда появились первые старославянские   памятники,   меньше   языковых   изменений,   чем другие славянские языки (в частности, русский) к тому времени, когда появились первые из дошедших до нас памятников на этих языках. А это значит, что старославянский язык во многих своих особенностях    сходен    с   праславянским   языком   последних веков его существования.   Поэтому изучение   старославянского языка помогает достаточно хорошо  восстановить  облик праславянского    языка    незадолго    до    его распада, следовательно,  восстановить   то   языковое   наследие,  которое   получил   древнерусский язык в начале своего самостоятельного развития.

Один из крупнейших специалистов в области славянских языков французский лингвист А. Мейе по этому поводу писал: «...Одно счастливое обстоятельство ставит лингвиста, изучающего общеславянский язык, в более благоприятные условия, чем, например, германиста или кельтолога. В IX в. было сделано несколько переводов текстов, предназначенных для отправления христианского культа... Говор, на который опирался этот письменный язык, содержал в себе множество архаических черт, и, за исключением небольшого числа диалектных особенностей, язык этих текстов тождественен в значительной мере тому, чем был бы общеславянский язык, если бы он был засвидетельствован в письменности. Мы будем называть этот язык старославянским».

Именно поэтому с изучения старославянского языка и начинается историческое изучение любого современного славянского языка, в том числе и русского.

Историческим продолжением старославянского языка является церковнославянский, который в течение ряда веков использовался многими славянскими народами в качестве языка литературного. У нас на Руси он широко употреблялся еще в XVII в., т. е. в период, когда уже начал складываться национальный русский язык, а в XVIII столетии он сыграл заметную роль в формировании литературного языка русской нации. Поэтому изучение языка произведений древнерусской литературы невозможно без знания старославянского языка.

Необходимо учитывать влияние старославянского языка на  язык славянской письменности  (в частности, древнерусской) и при использовании древних текстов для реконструкции живой народной речи того времени, когда эти тексты были написаны. Без этого церковнославянизмы (т. е. старославянские по происхождению особенности в лексике, грамматике, а иногда даже и в передаче фонетического облика слов) невозможно отделить от местных, например древнерусских, языковых особенностей, следовательно, невозможно составить правильного представления о живом русском языке древних исторических периодов его развития.

Влияние старославянского языка на русский литературный язык заметно не только в наших старых памятниках письменности. Оно отражается и в современном русском литературном языке. Так, целый ряд особенностей современного русского литературного синтаксиса, отличающих его от синтаксиса разговорной русское речи, является наследием или дальнейшим развитием синтаксических черт старославянского происхождения.

 

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)