Прогрессивная роль старославянского языка в развитии языка Древней Руси - Лингво-теоретические основы работы над устаревшей лексикой в начальной школе

Нужна помощь в написании работы?

 На Руси церковнославянский язык сыграл особенно важную роль, так как он не только стал литературным языком, обслуживающим нужды церкви, но и вошел в древнерусский литературный язык как составная часть.

Древнерусский литературный язык вбирал в себя элементы живой  восточнославянской речи (русский народно-разговорный язык) и церковнославянского языка (древнеславянский), так как древнерусский и церковнославянский литературные языки постоянно взаимодействовали друг с другом.

Церковнославянский язык был литературным языком и в других славянских странах, где наблюдалось то же взаимодействие отечественного литературного языка с живой народной речью и церковнославянским языком.

Больше всего сходных черт было в грамматическом строе славянских языков этого времени: общая система склонения, одинаковые падежные формы (расхождения здесь незначительные), общая система спряжения (например, четыре формы прошедшего времени глагола), совпадение многих типов синтаксических конструкций и т. д.

Много общего было в словарном составе древнерусского и церковнославянского языков: брат, муж, жена, сын, рука, нога, ты, оба, быти, жити и др.

Общность словаря древнерусского и церковнославянского языков обусловлена общеславянским языковым единством в более древнюю историческую эпоху и индоевропейским единством в еще более ранний период. Поэтому в древнерусском и церковнославянском языках много слов древнейшего индоевропейского лексического слоя, например: мать (греческое μητηρ, немецкое Mutter, латинское mâter, латышское māte, английское mother), брат (греческое φράtηρ, латинское frater, немецкое Bruder, французское frater), Ђсти (греческое έьςιω, латинское edo, немецкое essen).

Значительно большее количество слов в древнерусском и церковнославянском языках унаследовано от праславянского единства: небо, голова, рука, нога, нива, пьшеница, просо, овьсъ, льнъ, корова, коза, конь, песъ, рыба, икра, сЂяти,  жати, молотити, вЂяти  и др.

Русские книжники уже в XI в. широко используют церковнославянские элементы. Поэтому в составе древнерусских памятников иногда встречается параллельное употребление русских и церковнославянских форм слов. Ряд авторов сознательно использует церковнославянские элементы для создания торжественного, патетического тона, т. е. церковнославянизмы в этом случае выполняют  основную стилистическую функцию, закрепившуюся за «славянизмами» в современном русском языке.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Церковнославянский язык оказал влияние на синтаксический строй древнерусского языка. В живой восточнославянской речи были хорошо развиты различные типы простого предложения, во многом сохранившиеся в языке до сих пор. Как и в морфологической структуре русского и церковнославянского языков, так и в области синтаксиса простого предложения у них было много общего (беспредложное управление, второй именительный, второй винительный). Некоторые синтаксические конструкции были усвоены древнерусским языком из церковнославянского, но не сохранились в нем. Например, употребление оборота дательный самостоятельный, заимствованного из церковнославянского языка, было нормой для древнерусского языка. См. в «Повести временных лет»: «Идущю же ему опять, приде къ Дунаеви», «ЦЂсарю же отъшьдъшю на Агаряны, и дошьдъшю ему Чърныя рЂкы, вЂсть епархъ посъла ему».

Влияние церковнославянского языка на древнерусский сказалось и в системе сложного предложения, так как сложные предложения более характерны для письменных, книжных памятников (в устной речи сложные предложения не являются основным типом синтаксических конструкций). Церковнославянский язык был хорошо развитым литературным письменным языком, поэтому в церковных памятниках находим разнообразные виды подчинения, вероятно отсутствующие в устной восточнославянской речи, как и в других устных речевых стихиях славянских языков. Синтаксис сложноподчиненного предложения церковнославянского языка был обогащен синтаксическими; конструкциями греческого языка, поэтому некоторые синтаксические констаксические консе в русский литературный язык из церковнославянского, возможно, восходят к греческому синтаксису.

Из  церковнославянского  языка  русскими   книжниками были заимствованы   различные   виды  подчинительной   союзной   связи, ибо сочинительные и подчинительные союзы более строго разграничивались в церковнославянском языке, чем в живой восточнославянской   речи.   В   древнерусских   памятниках   находим   большое количество подчинительных союзов и союзных слов, характерных для церковных памятников: аще, егда, дондеже,  донелЂже, зане, иже, еже  и т. п. 

Особенно ощутимым было влияние церковнославянского языка словарный состав древнерусского литературного языка. С принятием христианства на Руси появилась богатая церковная литература: византийская (через Византию - античная), болгарская и западнославянская. Это были богослужебные книги (например, Служебные Минеи XI в.- порядок церковных служб в течение года), служебники, требники, учительная литература - проповеди и поучения (например, сочинения «отцов церкви» Иоанна Златоуста и Ефрема Сирина), сборники цитат из Библии, учительской литературы («Изборник» 1073 г., «Изборник» 1076 г., переводный византийский сборник XI в. «Пчела»), религиозно-научная литература (например, «Шестоднев» - мифологическая история сотворения мира, «Физиолог», «Христианская топография» Козьмы Индикоплова), переводные исторические сочинения (например, хроника Иоанна Малалы Антиохийского VI в., переведенная в X в. в Болгарии).

Во времена Ярослава существуют уже русские книжники, которые сами переводят византийскую церковную литературу с греческого на   церковнославянский   язык.   Как  сообщает летопись, Ярослав очень любил книги, собрал много писцов, они переписывали болгарские  книги и сами переводили с греческого на славянский.

Через посредство церковнославянского  языка русский язык пополнился греческой лексикой, прежде всего культовой:  алтарь (ảλταρίγ), ангел (ảγγελος), библия (βίβλίον), икона (είκών), дьявол (δίάβολος), епископ (έπίσχοπος) и др.

В «Повести временных лет», например, встречаемся со словами apxiepeй, дьяконъ, епископъ, прозвуторы, попы, iepeu (священники), алтарь, икона, крилосъ, кадило и т. п.

Из церковнославянского языка в русский язык вошло значительное количество отвлеченной лексики. Кроме того, целый ряд отвлеченных существительных с суффиксами -ени, -они-, -тель, -ста- и другими было создано русскими книжниками по словообразовательным моделям церковнославянского и греческого языков. Например, в тексте перевода «Истории иудейской войны» Иосифа Флавия находим отвлеченную лексику, сохранившуюся в языке до сих пор: избиенiе,  извлеченie,   изисканie,  паденie,   поступленiе,  почитанie,  прохожденiе, страданiе («полевая работа»),  сЂчениiе, удаленie, лицемЂерiе  и др.

Из церковнославянского   языка переходят в   русский   язык  или создаются русскими книжками слова с книжными суффиксами –ени-, -ани-, -ств-(еств-),

-сть, -тель. Например, в «Поучении» Владимира Мономаха: крещенie, погубленie, покаянie, порабощенie, смиренie. В церковных памятниках XI - XII вв.: дЂлатель, вседержитель, естество, женьство («женственность»), одиночество, расточитель, мужество и т. п.

Древнерусские писатели широко использовали церковнославянскую лексику в светских памятниках в тех текстах, где шла речь о боге, строении мира, где автор философствовал, поучал, «вещал». Если же автор светского произведения приступал к бытовым темам, обсуждал местные русские дела (военные события, торговлю, обычаи, нарушения законов), то ему приходилось обращаться к лексемам живой восточнославянской речи: баня, вЂдро, дроса, кадь, клЂть, видокъ, послухъ; гридь, изгои, купчина, огнищанинъ, мостовникъ, мытникъ и др. В таких случаях сохранялся и восточнославянский фонетический облик слов: голова, невЂжа  ночь и т. п.

Как уже было сказано, древнерусских памятников дошло до нас немного. В основном это деловые документы, законодательные акты: Договоры русских с греками, «Русская правда» и повествовательная литература: «Повесть временных лет», «Поучение» Владимира Мономаха, «Слово о полку Игореве», «Моление Даниила Заточника». Языковой состав этих памятников весьма сложен, т. к. они включали общеславянские, восточнославянские и церковнославянские (старославянские) языковые элементы.

Итак, следует различать два типа литературного языка Киевского государства: церковнославянский и древнерусский, а также три типа памятников письменности на Руси: церковная литература, повествовательная светская литература и деловые документы. Анализ языка этих памятников дает возможность выяснить особенности литературного языка древнерусского периода.

 

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)