Нужна помощь в написании работы?

Можно ожидать, что занятость населения и рынок труда в ближайшие годы будут развиваться в условиях перехода к устойчивому экономическому росту. Поэтому необходимо подвести итоги функционирования сферы занятости и рынка труда в предшествующие годы, выявить наиболее характерные его черты для обоснования ключевых проблем занятости и рынка труда, которые следует решать в прогнозном периоде. Одновременно это позволит уточнить сущность и основные задачи политики занятости и политики на рынке труда в условиях дальнейшего становления рыночных методов хозяйствования.

Итоги развития занятости в период 1992-2000 гг.

Экономика России, если учитывать позитивную динамику ряда важных социально-экономических ее показателей в 1999-2000 гг., переходит, по-видимому, к новой стадии развития — к экономическому росту.

Переход от глубокого финансового кризиса в августе 1998 г. к экономическому росту в 1999-2000 гг. изменил макроэкономические условия развития занятости. Объем производства ВВП, по данным Госкомстата РФ, вырос в 2000 г. по сравнению с 1999 г. на 7,6%. Этот рост произошел за счет увеличения выпуска продукции в реальном секторе экономики. Объем промышленного производства увеличился на 9,0%, объем сельскохозяйственной продукции, выпущенной всеми сельхозпроизводителями, — на 1,0%. Наметился серьезный позитивный сдвиг в динамике инвестиций в основной капитал — они возросли на 17,7% в 2000 г. по сравнению с предыдущим годом.

Позитивные изменения в российской экономике привели к началу восстановления спроса на рабочую силу. Впервые за годы рыночных преобразований стала расти численность занятых: в 1999 г. увеличилась по сравнению с 1998 г. на 400 тыс. человек (в среднегодовом исчислении); в 2000 г. согласно предварительной оценке ИМЭИ возросла еще на 600 тыс. человек. Всего две отрасли экономики (промышленность и торговля, общественное питание) обеспечили 3/4 прироста численности занятых в 1999-2000 гг. Наряду с отраслями, в которых и ранее расширялся спрос на рабочую силу (торговля, органы управления, жилищно-коммунальное хозяйство и непроизводственные виды бытового обслуживания населения), появились отрасли, для которых позитивная динамика численности занятых стала новой тенденцией развития. К таким отраслям относятся, прежде всего, промышленность, транспорт и связь, строительство. Однако далеко не во всех отраслях промышленности наметился рост числа занятых. В машиностроении, химической и нефтехимической, топливной и легкой промышленности продолжала сокращаться численность занятых. Из крупных отраслей экономики теряли рабочую силу в 1999-2000 гг. только две отрасли: сельское хозяйство и наука.

Рост численности занятых сопровождался улучшением использования рабочей силы на предприятиях и в организациях:

  • • существенно сократились размеры видимой (учитываемой) скрытой безработицы (численность работающих
  • неполное рабочее время снизилась с 4,3 млн. человек в 1998 г. до 2,7 млн. человек в 1999 г., а находящихся в отпусках по инициативе администрации — с 4,7 млн. человек до 3,3 млн. человек; в 2000 г. преодоление скрытой безработицы продолжилось): суммарная численность занятых неполное время, включая находившихся в принудительных отпусках, оказалась на 40% меньше, чем в аналогичном периоде 1999 г. Тем не менее в промышленности и на транспорте она затронула по 14% занятых, в строительстве — 13 и в науке 10%;

Начавшееся преодоление скрытой безработицы и расширение зон эффективной занятости свидетельствует о том, что трудовая сфера приобретает более рыночный характер.

В каком направлении в связи с этим будет трансформироваться в дальнейшем трудовая сфера, зависит не только от степени интенсивности возможного экономического роста, улучшения всей макроэкономической ситуации в стране, но и от исходного, сложившегося на рубеже нового столетия, состояния занятости и рынка труда.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В целом важнейшие характеристики занятости и рынка труда отвечают особенностям переходного периода от центрально-управляемой экономики ярко выраженного индустриального типа к рыночной, воплощающей некоторые черты постиндустриального развития. Под влиянием становления рыночных форм хозяйствования трансформации подвергались прежде всего трудовые отношения (на макро-и микроуровне), экономическая активность населения, трудовая мобильность, спрос на рабочую силу и характер его сбалансированности с потребностью населения в рабочих местах, профессиональный состав занятых.

Причем на современную ситуацию в сфере занятости оказывает воздействие не только сам по себе переход к рыночным методам регулирования, но и то, что этот переход на протяжении многих лет совершался в условиях глубокого экономического кризиса. Кризис в экономике либо сдерживал перестройку трудовой сферы в соответствии с рыночными требованиями, либо усиливал негативную направленность ряда трансформационных процессов (прежде всего изменения спроса на труд). Кроме того, серьезный отпечаток на формирование адекватных рынку характеристик занятости в переходный для экономики России период накладывает ее «советское» прошлое, влияние которого на некоторые аспекты трудовой сферы оказалось более устойчивым и заметным по сравнению со многими другими областями социально-экономических отношений, подвергающихся рыночным преобразованиям.

Из всех характеристик занятости для итоговой оценки ее трансформации выбраны только те, которые , во-первых, раскрывают наиболее существенные аспекты занятости и, во-вторых, отражают в той или иной степени объективные, свойственные периоду становления рыночных отношений процессы.

Институциональная структура занятых. В 90-е годы произошли кардинальные сдвиги в распределении работающих между предприятиями и организациями различных форм собственности. Этому способствовало принятие ряда важнейших законодательно-правовых актов (Конституция РФ, Закон «О занятости населения в Российской Федерации», Закон о предприятиях и др.). Если в 1990 г. занятость в государственном секторе была преобладающей: на него приходилось 83% общего числа работающих, то к началу 2000 г. его доля составила 35%.

При всей противоречивости последствий институциональных преобразований в сфере занятости, которые обусловлены, скорее, их незавершенностью, чем сущностью происходящих процессов, изменения в распределении работников по формам собственности стимулировали перестройку системы трудовых отношений. Прежде всего это касается принципов и характера взаимодействия наемного работника и работодателя в части условий трудовой деятельности. В результате институциональных изменении была устранена государственная монополия на найм рабочей силы, государство перестало быть не только единственным, но и преобладающим работодателем. Работникам предоставлена свобода выбора формы трудового участия (или неучастия) и статуса занятости. Человек стал реальным собственником своей рабочей силы, одновременно становясь более ответственным за осуществляемый выбор (включая выбор места жительства, уровня и типа образования, сферы деятельности, профессии) и последствия указанного выбора для благосостояния семьи. Экономически активное население все в большей мере адаптируется к рынку даже в условиях, отягощенных социально-экономическим кризисом.

Либерализация трудовых отношений и формирование многоукладной экономики позволили обеспечить переливы рабочей силы в сферы деятельности, обеспечивающие функционирование экономики на основе рыночных принципов. Появился слой частных собственников, предпринимателей, управленцев рыночного типа, новой бюрократии, свободных профессионалов, занятых в неформальном секторе. Возникли и стали актуальными на российском рынке труда «рыночные» профессии — банковских менеджеров и клерков, маркетологов, торговых агентов, риэлтеров и т.д.

Вместе с тем процесс перелива рабочей силы принимал зачастую нецивилизованные формы, способствовал расширению неформальной занятости, теневой и криминальной экономики. Кроме того, фактическая отмена гарантированного права на труд, ослабление контроля со стороны государства за режимом и охраной труда, снижение ответственности работодателей за выполнение своих обязанностей в отношении наемного персонала, прежде всего по своевременной оплате труда, сопровождавшие институциональные изменения, вызывают у определенной части населения неприятие рыночных реформ.

Известно, что трудовой менталитет населения перестраивается не столь динамично и с большой дифференциацией по социально-демографическим и социально-профессиональным группам. Согласно материалам мониторингов общественного мнения идет рост, хотя и неритмичный, численности граждан, заинтересованных в продолжении рыночных реформ. По данным на ноябрь 1999 г., к ним относится примерно каждый третий из опрошенных — 31,2% против 25% в январе 1999 г., а среди наиболее адаптированных к рынку групп населения эта доля значительно выше: у молодежи в возрасте до 29 лет и лиц с высшим образованием — более 40%. За прекращение реформ высказались 27% опрошенных.

Вместе с тем, по данным на ноябрь 1999 г., более 2/5 респондентов все еще не имеют однозначного мнения относительно необходимости дальнейшего углубления реформ, в январе их численность составляла почти 1/2. Многие представители ряда слабо адаптированных к рынку социальных групп (домохозяйки, лица с низким уровнем образования, особенно в старших возрастах, безработные) вообще считают невозможным приспособиться к рынку. Таким образом, явная поляризация общества по признаку готовности к восприятию новых трудовых отношений преодолевается медленно. По существу, патерналистская психология сохраняется у подавляющей части экономически активного населения. По обследованию ВЦИОМ, в 1999 г. 58% респондентов выбрали бы работу со сравнительно небольшим заработком, но при уверенности сохранения ее в будущем. Рисковать потерять работу, но хорошо зарабатывать готовы 31% опрошенных и 4% хотели бы иметь свой бизнес. Среди объективных причин медленной перестройки трудового менталитета —  противоречивое воздействие рыночных преобразований на трудовую сферу в условиях кризиса, проявляющееся в неравномерности развития отраслей и территорий, недостаточном создании новых рабочих мест, чрезмерной дифференциации в оплате труда работников различных профессиональных групп и снижении уровня доходов у значительной части населения.

Формирование трудового менталитета (как наемных работников,  так  и  работодателей), адекватного условиям функционирования рыночной экономики, остается одной из самых актуальных задач дальнейшей трансформации трудовой сферы, решение которой должно способствовать прежде всего расширению зон эффективной занятости и повышению трудовой мобильности кадров. Известно, что незавершенность перестройки системы трудовых отношений, трудового менталитета как наемных работников, так и работодателей (при том, что уже сложилась многоукладная экономика и преобладающая часть занятых трудится на предприятиях и в организациях негосударственного сектора), является одной из главных причин низкой производительности труда и содержания излишней численности работников.

Трудоизбыточностъ как выражение общей несбалансированности между спросом на рабочую силу и ее предложением стало характерной чертой российской экономики. При этом трудоизбыточность в нашей стране имеет по сравнению со странами с развитой рыночной экономикой ряд особенностей. Во-первых, она сложилась в форме открытой безработицы в условиях смены экономической системы и в весьма короткий период времени, что объективно ведет ее к более глубоким негативным социальным последствиям. Их проявление усиливалось под влиянием традиционно сложившегося низкого уровня жизни, который у значительной части населения к тому же упал за годы реформ.

Во-вторых, трудоизбыточность нарастала на российском рынке труда в результате спада производства под влиянием практически повсеместного снижения потребительского спроса на товары и услуги, а не как следствие технико-технологической перестройки в отраслях экономики и прогрессивных изменений структуры потребительского спроса. Поэтому трудоизбыточность формировалась в условиях падения эффективности труда и при отсутствии реальных структурных сдвигов в экономике (новые рабочие места, особенно в сфере производства, создавались, как известно, весьма в ограниченных масштабах). Следовательно, структурная безработица со своими специфическими проблемами — еще впереди.

В-третьих, трудоизбыточность проявляется в нашей стране в большей мере в форме скрытой безработицы, чем в открытой форме. Число безработных по методологии МОТ составило в 1999 г. чуть более 9 млн. человек, а масштабы скрытой безработицы (вынужденная неполная занятость, административные отпуска) оцениваются в 10 млн. человек. Неадекватное снижению объемов ВВП и промышленного производства сокращение численности занятых сдерживало рост открытой безработицы, но одновременно расширяло масштабы скрытых ее форм. За 1992-1999 гг. объем ВВП снизился на 38,5%, промышленного производства — на 47%, а численность занятых уменьшилась примерно на 13% (или на 9,3 млн. человек). Если при этом учесть, что число безработных по методологии МОТ заметно завышено (по нашим оценкам, оно составляет не более 4-5 млн. человек), тогда «скрытая» часть трудоизбыточности становится еще весомее.

Почти половина официально фиксируемого числа безработных охватывает , по нашему мнению, скорее всего тот контингент лиц, которые имеют постоянные или случайные, но частые заработки в неформальном секторе экономики. Иными словами, это лица, имеющие доходное занятие, но при социологических опросах скрывающие по разным причинам трудовую деятельность. Субъективному восприятию безработным способствует тот факт, что работа в неформальном секторе экономики нередко носит вынужденный характер и не соответствует имеющейся профессии или специальности.

Подтверждением того, что официальная оценка общей безработицы (на основе выборочных обследований населения по проблемам занятости) завышена, свидетельствует следующее:

• чрезмерно большие различия в масштабах общей и зарегистрированной безработицы в последние годы (в марте 1996 г. на долю зарегистрированных безработных приходилось 43,1% общей численности безработных, а в ноябре 1999 г. — всего 15,6%), которые нельзя объяснить только «непривлекательностью» службы занятости для нуждающихся в трудоустройстве; при реальном ухудшении ситуации на открытом рынке труда, как это было осенью 1998 г., обращаемость в службу занятости повышалась;

• достаточно высокий уровень общей безработицы (заметно превышающий 10-процентную отметку), который, однако, не вызывает в обществе дополнительного социального напряжения несмотря на низкие официально регистрируемые доходы преобладающей части населения;

• особенности состава безработных по методологии МОТ (по сравнению со структурой зарегистрированных безработных) по полу, причинам потери работы и продолжительности периода безработицы; более мужской состав общей безработицы (52-56% мужчин в 1992-1999 гг. против 28-39% среди зарегистрированных безработных).

Наличие значительного контингента занятых в нерегистрируемом секторе экономики, с одной стороны, снижает уровень трудоизбыточности на российском рынке труда, а с другой — таит в себе потенциальную угрозу для ее нарастания в случае ужесточения административного воздействия на этот сегмент рынка труда, если расширение спроса на рабочую силу в официальной экономике не будет компенсировать потерю работы в неформальном секторе.

Крупномасштабная неформальная занятость как амортизатор нарастания несбалансированности между спросом на рабочую силу и ее предложением в официальном секторе экономики и скрытая безработица как преобладающая форма трудоизбыточности свидетельствует лишь о начале трансформации занятости на пути перехода к рынку, о нерыночном хозяйственном поведении многих работодателей. В то же время это говорит о значительном приспособлении работников к сложившейся ситуации в экономике и трудовой сфере, которые используют преимущество начавшейся ее либерализации при выборе оплачиваемой работы. Одновременно широко практикуемая «размытость» статуса занятого и безработного предполагает постепенное и взвешенное по своим последствиям усиление рыночных преобразований занятости. Это должно учитываться при выборе управленческих решений и мер, направленных на регулирование занятости, в том числе и при разработке целевых программ содействия занятости.

Отраслевая структура и движение рабочей силы. При всех негативных последствиях сокращения спроса на труд как основы несбалансированности его с предложением рабочей силы нельзя не признать, что даже в условиях стагнирующей экономики имевшее место в 90-е годы неравномерное сокращение спроса на рабочую силу при небольшом его росте в некоторых отраслях привело к ряду структурных сдвигов, которые с формальной точки зрения можно оценить как начало перехода к новому для нашей страны типу занятости, соответствующему постиндустриальному характеру экономики. Это повышение доли отраслей непроизводственной сферы, прежде всего связанных с обслуживанием рынка и удовлетворением потребностей населения в услугах образования и здравоохранения. В то же время влияние экономического кризиса вызвало снижение доли и численности занятых в науке (почти в 2 раза) и наукоемких отраслях, что явно диссонирует с потребностями формирования постиндустриальных структур занятости. Отмеченное выше общее сокращение численности занятых (более 9 млн. человек) почти целиком приходится на индустриальные отрасли (промышленность, строительство и транспорт) и сельское хозяйство, но, как уже говорилось, оно не сопровождается ростом производительности труда. Следовательно, основной позитивный сдвиг в отраслевом составе занятых — повышение доли отраслей непроизводственной сферы — не имели в 90-е годы реальной экономической основы как по причине снижения производительности труда, так и из-за ограниченного спроса населения на услуги. Позитивные формальные сдвиги в структуре занятости при переходе к экономическому росту будут постепенно трансформироваться в реальные, поскольку экономический рост немыслим без повышения эффективности труда в отраслях материального производства. Это будет сдерживать расширение спроса на рабочую силу со стороны данных отраслей. Тем самым будет преодолеваться традиционная отраслевая структура занятости с гипертрофированным удельным весом индустриальных видов деятельности. Однако в ближайшие годы, когда экономический рост будет осуществляться в основном на восстановительной основе, изменение отраслевой структуры занятых может иметь и другой вектор: некоторое повышение доли отраслей реального сектора прежде всего за счет перерабатывающих отраслей промышленности.

Следует учесть также, что характерной особенностью отраслевых переливов рабочей силы стало сосредоточение в некоторых отраслях, прежде всего в сфере кредита, финансов, страхования, элитной рабочей силы, которая была «откачена» с предприятий наукоемких отраслей промышленности, государственных научных учреждений и из сферы управления. Это может резко обострить проблему кадрового обеспечения указанных видов деятельности при переходе к экономическому росту и к более эффективной системе управления.

Межотраслевое перераспределение занятых в 90-е годы явилось следствием специфического характера движения рабочей силы на формирующемся рынке труда в условиях экономического кризиса. В целом трудовая мобильность продолжает находиться под воздействием традиционных для планово-централизованной экономики причин текучести кадров (поиск рабочего места с лучшими условиями труда, прежде всего по размерам его оплаты). Смена места работы в связи со структурными сдвигами среди побудительных мотивов движения рабочей силы еще не заняла должного места.

Довольно большой оборот рабочей силы (годовая сумма приема и увольнений наемных работников в 1992-1999 гг. 43-51% среднегодовой численности) происходит в рамках сложившейся системы рабочих мест. Прием на создаваемые рабочие места и отток работников с ликвидируемых рабочих мест обеспечивал в 90-е годы всего 8-14% общего оборота рабочей силы. Практически повсеместно до 1999 г. выбытие по сумме причин превышало прием работников. Разная степень интенсивности этих процессов по отдельным отраслям обусловила различную в них динамику численности работников и в конечном счете изменения в отраслевой структуре занятых, зафиксированные в 90-е годы.

При оценке сложившегося характера трудовой мобильности рабочей силы следует учитывать, что основная часть работающих еще не готова, как показывают социологические обследования ВЦИОМ, к смене места работы, которая была бы адекватна требованиям рыночной экономики. Как уже отмечалось, преобладающее число респондентов все еще отдают предпочтение стабильному рабочему месту даже при невысоком уровне оплаты труда.

Поэтому отмеченный ранее достаточно высокий оборот рабочей силы затрагивает, по-видимому, только определенную часть работников, которые чаще всего увольняются по собственному желанию в поисках достаточно привлекательного по оплате труда рабочего места, тем более, что в условиях реформирования экономики появилась невиданная ранее свобода (особенно вне государственного сектора экономики) в организации заработной платы и ее дифференциации. Кроме того, принудительный перевод на неполную рабочую неделю, отправление в неоплачиваемый либо частично оплачиваемый отпуск, оплата труда натурой (собственной продукцией или иными товарами), нерегулярность выплат заработной платы усиливают также текучесть кадров по материальным причинам. Тот факт, что основной причиной выбытия работников явились увольнения по собственному желанию (на эту причину приходилось в 90-е годы в среднем около 2/3 ежегодного выбытия кадров, а в ряде отраслей — до 80% и более), позволяло администрации предприятий и организаций сокращать численность персонала относительно безболезненно в основном путем закрытия вакансий, а не высвобождения кадров. Таким образом, отраслевые структурные сдвиги в составе занятых, обусловленные в основном разной степенью сокращения численности персонала в 90-е годы, происходили под влиянием как объективных факторов (снижение объемов производства и предоставляемых услуг), так и субъективных, определяющих личностные мотивы движения рабочей силы. Представляется, что на этапе технологической перестройки выбытие рабочей силы может носить в большей мере экономически вынужденный характер в связи с реорганизацией конкретных производств, что при сохранении у значительной части работников «нерыночного» трудового менталитета не исключает возможного роста социальной   напряженности   при   переходе   к   реальным структурным сдвигам и потребует активизации деятельности службы занятости в части предоставления услуг по содействию в трудоустройстве и социальной поддержке безработных.

Изменения профессионального состава занятых. Сдвиги в профессиональном составе работающих отразили в основном произошедшие в 90-е годы изменения в масштабах и отраслевой структуре спроса на рабочую силу. Однако нередко трансформация профсостава носила более рельефный и динамичный характер в русле меняющегося спроса на рабочую силу в профессиональном разрезе под влиянием становления рыночной экономики. Можно отметить два основных направления, которые в наибольшем степени характеризуют изменения профессионального состава занятых в наибольшей степени. Это прежде всего снижение в результате спада производства в промышленности, строительстве и на транспорте доли инженерно-технических специалистов всех профилей и рабочих индустриальных профессий (в первую очередь металлообработчиков, текстильщиков, отдельных групп рабочих строительных профессий). А в то же время, как уже отмечалось, — увеличение в численности занятых доли финансистов, разного рода управленцев, рабочих, имеющих новые профессии в сфере услуг, под влиянием роста спроса на рабочую силу в отраслях рыночной инфраструктуры, оптовой и розничной торговли, сферы управления и отдельных видов бытового обслуживания.

Происходящая реструктуризация профессионального состава способствует, по существу, размыванию сверхиндустриального типа занятости, сложившегося в планово-централизованной экономике. Именно в этом заключается прежде всего позитивная оценка сдвигов в профессиональном составе занятых. Трансформация профессионального состава происходила в условиях сокращения численности занятых практически во всех (за редким исключением) профессиональных группах. Различия в темпах этого сокращения для отдельных групп профессий и специальностей обусловили в конечном счете увеличение или уменьшение их доли в занятом населении. Поэтому речь идет, скорее, о размывании, чем о реальной позитивной трансформации архаичных профессиональных структур в постиндустриальные. Переход к экономическому росту в отраслях материального производства на первых порах, когда он будет осуществляться на неизменной технологической основе, может замедлить эти процессы, и только по мере повышения эффективности труда они станут необратимыми.

В наибольшей мере рыночные реформы и экономический кризис повлияли на потребность в рабочей силе двух крупных профессиональных групп, представляющих «лицо» индустриальной занятости — инженеров и рабочих в области металлообработки. Снижение потребности в инженерно-технических специалистах сначала привело к тому, что уровень безработицы в этой группе был наивысшим среди лиц умственного труда. Однако вскоре представители этой профессиональной группы стали адаптироваться к требованиям рынка, усилилась межпрофессиональная миграция, значительное число инженерно-технических работников, в том числе высвобожденных, приобретя актуальную рыночную профессию, сменили характер трудовой деятельности. Косвенным подтверждением довольно высокого  «профессионального динамизма» рассматриваемой группы работников служит наблюдаемое в последние годы снижение доли инженерно-технических специалистов в общей численности безработных и даже некоторое абсолютное сокращение числа безработных инженеров, хотя, по данным социологических опросов, оно все еще очень высоко (свыше 400 тыс. человек). Вынужденную профессиональную мобильность демонстрируют также представители другой группы умственного труда — работники науки и научного обслуживания. Объективные обстоятельства (недофинансирование науки, низкая заработная плата) побуждают наиболее активных работников науки добровольно оставлять свои рабочие места и в процессе адаптации к рынку кардинально менять свою профессиональную принадлежность и вид деятельности (другое дело -как это сказывается на научно-техническом и творческом потенциале страны). Поэтому при сокращении числа занятых в науке более чем вдвое, уровень безработицы среди научных работников (около 3%) остается одним из самых низких среди всех профессиональных групп.

Представители этих двух групп умственного труда наряду с определенным контингентом руководителей и специалистов в области управления, воспринявших трудовую (и предпринимательскую) мотивацию, адекватную рыночным отношениям, внесли наибольший вклад в формирование новых для нашей страны профессиональных групп работников и развитие рыночной инфраструктуры.

Несколько иной характер носила трудовая мобильность рабочих, имеющих наиболее распространенные заводские профессии — рабочих металообработки и машиностроения. В результате существенного спада производства в отраслях реального сектора экономики сузились возможности их трудоустройства при потере рабочего места. В силу специфики труда и относительно невысокого уровня образования трудовая мобильность рабочих массовых профессий осуществляется, как правило, по замкнутому циклу, внутри традиционных для них видов деятельности, когда, уволившись с одного предприятия, они устраиваются на другое по той же специальности. В условиях отсутствия в реальном секторе экономики зон, или точек, роста это зачастую грозит безработицей. Однако среди представителей группы индустриальных рабочих происходит определенная профессиональная переориентация на новые виды деятельности, связанные, например, с обслуживанием компьютерной техники, медицинского оборудования, охранных систем, с предоставлением различных услуг населению, при условии освоения одной из актуальных рабочих профессий.

Повышение доли работников в сфере информации и в сфере обслуживания населения, с одной стороны, инициировало перестройку системы профессиональной подготовки на уровне высшего и среднего специального образования и переподготовки рабочей силы, а с другой, в результате этой перестройки ускорило изменения в профессиональном составе занятых. В целом можно констатировать, что национальная система профессионального обучения оказалась достаточно гибкой, чтобы адекватно реагировать на происходящие перемены и меняющийся спрос на рабочую силу. В большей мере это происходит с учреждениями высшего и среднего специального образования. Здесь изменялись: структура образовательных заведений (например, двухступенчатое высшее образование, негосударственная форма обучения), сроки обучения, программы и методы. Результатом этой перестройки стало перераспределение абитуриентов и выпускников по получаемым профессиям и специальностям. Уже в 1998 г. доля принятых по профессиям «экономика и управление» и «гуманитарно-социологические специальности» превысила долю принятых на инженерные специальности, подготовка по которым традиционно    была    самой    массовой.    Рыночноориентированным сдвигам в профсоставе занятых способствовала организация обучения актуальным профессиям на курсах бизнеса и менеджмента, по программам МВА, в системе второго высшего образования.

Снижение спроса на рабочих в индустриальных отраслях экономики поставило в сложное положение учреждения профессионально-технического обучения рабочих кадров. Как и в дореформенные годы, ПТУ готовили 83-85% выпускников по рабочим профессиям отраслей материального производства. Запаздывающая перестройка профпод-готовки рабочих кадров усугубляет положение на соответствующем профессиональном сегменте рынка труда. Вместе с тем следует отметить, что в последние годы обозначилась проблема недостатка высококвалифицированных рабочих кадров, которая при переходе к экономическому росту может усугубиться. В результате система профессионально-технического образования рабочих, включая как первичную подготовку, так и переобучение, повышение квалификации, получит новый импульс для своего развития.

Динамика безработицы и состав безработных в Российской Федерации. В 1999 г. произошел перелом в динамике общей безработицы. Если в течение 1998 г. отмечалась четко выраженная тенденция ее роста и к концу года численность безработных, определяемая на основе данных выборочных обследований населения, оказалась на 1,6 млн. человек больше, чем в его начале, то в 1999 г. дальнейший рост безработицы (январь — февраль) сменился тенденцией ее сокращения и в результате к концу года безработных осталось 8,9 млн. человек по сравнению с 9,7 млн. в его начале. Однако именно в силу высокой исходной точки отмеченное снижение общей безработицы внутри года практически не сказалось на характере динамики ее среднегодовой величины.

В 1998-2000 гг. продолжилась начавшаяся в 1996 г. устойчивая тенденция сокращения численности безработных, зарегистрированных в органах государственной службы занятости населения. Хотя в результате финансового кризиса 1998 г. регистрируемая безработица росла в течение полугода (с сентября 1998 г. по февраль 1999 г.), увеличившись на 202 тыс. человек, за 3 года в целом численность зарегистрированных безработных существенно снизилась. С начала 1998 г. она уменьшилась наполовину и к концу 2000 г., по имеющимся оценкам, составит около 1 млн. человек (табл. 1).

Таблица    1 Основные показатели безработицы1

(в среднем за год)

Показатели

1998 г.

1999г.

2000 г. (оценка)

Безработные — всего, млн. человек

8,6

9,3

8,8

В том числе:

н % к экономически активному населению

11,9

12,4

-

Из них:

зарегистрированы в службе занятости,

1,9

1,6

1,1

в % к экономически активному населению

2,6

2,2

-

в % к общей численности безработных

22

17

13

не зарегистрированы  в службе занятости, млн. человек

6,7

7,7

7,5

'По данным Госкомстата России и Минтруда России.

Наряду с финансовыми проблемами службы занятости, повлекшими ужесточение условий предоставления пособий по безработице и во многих регионах массовые и длительные задержки выплат пособий, заметную роль в снижении численности зарегистрированных безработных сыграло изменение структуры спроса на рабочую силу, предъявляемого работодателями через службу занятости. Резко возросла роль временной занятости, в то время как преобладающее большинство экономически активных граждан продолжают предпочитать постоянную работу. В 1999 г. почти 20% трудоустроенных безработных получили работу на условиях временной занятости, тогда как по данным проведенных в том же году ежеквартальных выборочных обследований населения 94-95 % работавших в России по найму имели постоянную работу.

Кроме того, на динамике численности зарегистрированных безработных в 1999 — начале 2000 гг. сказывается и реальное улучшение ситуации на рынке труда под влиянием начавшегося экономического роста. У безработных появилось больше возможностей для самостоятельного трудоустройства. Растут масштабы приема новых работников, которые в 2000 г. превысили выбытие кадров. В I кв. 2000 г. было принято 2,6 млн. человек, в то время как в II кв. 1999 г. число выбывших еще превышало число принятых (данные по обследуемому кругу крупных и средних предприятий) В результате, несмотря на активизацию практической деятельности службы занятости (в 1999 г. подобраны работа или иное доходное занятие для каждого третьего из 4 млн. лиц, имевших в данном году статус безработного, — это самый высокий показатель трудоустройства за все годы функционирования службы занятости), в 1998 — 2000 гг. продолжилось начавшееся в 1997 г. сокращение обращаемости незанятых в трудоспособном возрасте (3,7 млн. — в 1997 г., 3,2 - в 1999 г. и менее 3 млн. - в 2000 г.), а соответственно, и зарегистрированных безработных. При этом более сложным в плане трудоустройства стал состав безработных.

Сравнение итогов обследований населения по проблемам занятости и регистрации безработицы свидетельствует о существенных различиях в составе безработных и продолжительности безработицы. Для общей безработицы (в противовес регистрируемой) характерно постоянное преобладание мужчин как в целом, так и среди молодежи, постоянное нарастание средней длительности безработицы и заметное превосходство в структуре безработных (и женщин, и мужчин) лиц, не имеющих работы более года (табл. 2). Однако такие особенности состава безработных, определяемые по методологии МОТ, скорее свидетельствуют о недостатках статистического учета, чем о реальном состоянии общей безработицы (попадают в состав безработных лица, имеющие постоянные или случайные заработки в неформальном секторе экономики, но при социологическом опросе скрывающие по разным причинам наличие доходного занятия).

Снижение численности зарегистрированных безработных сопровождалось «вымыванием» из их состава наиболее профессионально мобильных групп населения.

В результате, по состоянию на начало 2000 г. среди лиц со статусом безработного отмечена самая высокая после 1992 г. доля женщин (70%), наивысшая за все годы доля лиц предпенсионного возраста (свыше 8%), лиц, не приступавших к трудовой деятельности (почти 14%), а также имеющих длительный (более года) перерыв в работе (25%)-

Таблица  2 Основные данные о составе безработных

Показатели

Безработные в целом*

Зарегистрированные Безработные* *

1997 г.

1998 г.

1999г.

1998г.

1999 г.

2000 г.

По полу и возрасту:

мужчины в составе безработных

54,2

53,9

52,4

36,1

35,4

30,3

Молодежь (до 30 лет)

39,3

38,8

36,1

31,7

31,9

31,9

мужчины в составе молодежи

53,8

54,1

52,8

27,9

29,1

27,5

По уровню образования:

имеющие профессиональную подготовку

47,7

51,0

51,8

48,7

53,5

54,8

В том числе:

высшее образование (включая незаконченное)

11,3

12,7

13,0

10,1

11,2

11,8

Среднее профессиональное

27,7

28,1

27,7

22,4

23,7

24,7

Начальное    профессиональное

8,7

10,2

11,1

16,2

18,6

18,3

По наличию опыта работы:

Не имеющие опыта

Работы

12,0

14,1

18,9

12,5

12,6

13,6

Продолжительность безработицы

в среднем (мсс.)

8,8

9,1

9,7

7,3

6,6

7,1

в том числе у мужчин

8,5

8,9

9,3

6,9

6,2

6,6

Доля ищущих работу более года

38,1

40,9

47,3

23,0

18,9

22,4

в том числе у мужчин

35,9

39,4

44,0

20,4

16,5

20,0

 

'По данным выборочных обследований поселения в 1997 и 1998 гг., по состоянию на конец октября, в 1999 г. — на конец ноября. "По данным статистического учета, но состоянию на начало года.

Соответственно, возобновилась прерванная финансовым кризисом 1998 г. устойчивая тенденция роста средней продолжительности безработицы и доли в составе безработных тех, кто находится на учете в службе занятости свыше года. При этом какая-то часть таких безработных объективно испытывает трудности на рынке труда, а другая — скорее имитирует потребность в работе, смирившись по ходу пребывания на учете с «профессией» безработного либо изначально нацелившись на нее. Отметим, что увеличение средней продолжительности безработицы в 1999-начале 2000 гг. происходило в условиях заметного роста числа вакансий, заявленных в службу занятости (на 1 апреля 2000 г. их было 672 тыс., в 1999 г. - 588 тыс. и в 1998 г. - 328 тыс.).

Региональное распределение безработицы. В 1998-2000 гг. сохранялась большая дифференциация регионов по уровню безработицы. По-прежнему повышенный уровень общей и регистрируемой безработицы в Северном, Восточно-Сибирском и Дальневосточном экономических районах, а также в национальных республиках Северного Кавказа.

Для отмеченных регионов, как следует из данных табл. 3, характерно заметное отставание их доли в заявленной по России суммарной дополнительной потребности в рабочей силе по сравнению с соответствующей долей в общей численности безработных.

В Северном, Восточно-Сибирском и Дальневосточном районах это в основном следствие кризисных явлений в экономике с характерной для этих районов высокой долей в производстве предприятий добывающей промышленности (кроме экспортно-ориентированных) и военно-промышленного комплекса. Особо сложное положение в автономных округах, входящих в состав данных районов. Это Ненецкий (Северный район), Таймырский, Эвенкийский, Усть-Ордынский Бурятский и Агинский Бурятский (Восточно-Сибирский район), Корякский и Чукотский (Дальневосточный район). Здесь практически полностью используются вакансии, поступающие в распоряжение службы занятости, но их явно недостаточно для удовлетворения текущей потребности в рабочих местах. Безработица характеризуется преобладающей долей жителей сельской местности, высокой долей мужчин и повышенной — молодежи, ниже среднего образовательным уровнем.

Национальные республики Северного Кавказа - это традиционно трудоизбыточный регион, на экономике которого в последние годы дополнительно сказываются военные действия в Чеченской республике. Слабость возможностей трудоустройства в этом регионе постоянно подтверждается заметно более низкой долей трудоустроенных среди снимаемых с учета безработных: в 1998 г. она колебалась по республикам (не включая Ингушетию) в пределах 13 — 31%, в 1999 г. — в пределах 17-32% по сравнению с 44 и 48% по России в целом, а в Ингушетии — и вовсе, соответственно, 2 и 1%.

Таблица Уровень и масштабы безработицы в региональном разрезе

(в %)

1998 г. (конец октября)

2000 г. (конец апреля)

Уровень безработицы

Доля в общем числе

Уровень регистрируемой безрабо-тицы

Доля в общем числе

общей

Регист-рируе-мой

всех безработных

Зарегист-рирован-ных без-работных

Заявлен-ных ва-кансий

Зарегистрирован-ных без-работных

Заявлен-ных  ва-кансий

Россия в целом,

Тыс. человек

8876

1809

346,5

1151,4

774,9

%

13,3

2,5

100

100

100

1,6

100

100

В том числе:

Северный район

16,5

5,2

5,4

8,2

1,4

3,1

7,8

2,2

Северо-Западный район

12,9

2,4

5,6

5,3

7,5

1,1

4,2

10,5

В том числе:

Санкт- Петербург

11,3

1,4

3

2

6,6

0,7

1,7

8,6

Центральный район

9,7

1,9

15

15,8

39,8

1,2

15,6

31,7

В том числе: Москва

4,8

0,8

2,2

2,3

27,7

0,7

3,2

19,6

Волго- Вятский район

11,5

3,1

5

7

7

1,9

6,9

4,9

Центрально-Чернозем ный район

10,8

1,8

4

3,6

3,8

1,1

3,9

4,1

Поволжский район

13,2

2,5

11,5

11,2

9,2

1,5

11

10,3

Северо-Кавказский район

19

1,9

14,4

8

8,4

1,4

10

9,9

В том числе: нацио нальные республики

27,6

4,6

5,3

4,3

0,7

-

6,7

0,8

из них Дагестан

30

5,1

2,4

2,4

0,2

5,3

4,7

0,2

Уральский район

12,4

2,6

13,1

13,8

9,6

1,3

11,6

10,5

Западно-Сибирский район

14,3

2,5

11,2

10,4

6,2

1,5

10,2

9,1

Восточно-Сибирский район

16,5

3,3

7,7

7,8

2,5

2,4

9,2

1,9

Дальневосточный район

15

3,4

6,3

7

3,8

2,4

8

3,4

Совсем иное положение в Санкт-Петербурге и особенно в Москве. Здесь рынок труда в аспекте соотношения безработных и свободных рабочих мест выглядит вполне благополучно. Это следствие многоотраслевого характера экономики данных городов, повышенного ввиду благоприятных условий (прежде всего большой численности населения) уровня развития малого бизнеса, а в Москве — и ее столичного статуса. Практически подобное положение в той или иной степени характерно для всех областных центров и ряда других крупных городов России.

Сельская безработица имеет как общие с городской безработицей черты и тенденции, так и специфические, отражающие условия проживания населения в сельской местности и ее социально-экономического развития. В сельской местности также наблюдается сокращение числа зарегистрированных безработных, но происходит это более медленными темпами. В результате растет доля сельских жителей в составе зарегистрированных безработных. На начало 2000 г. она составила 28,7% , а общее число сельских безработных — 362,9 тыс. человек.

Основными причинами снижения численности зарегистрированных сельских безработных остаются:

• длительная задержка выплаты пособий по безработице, что уменьшает целесообразность посещения населением центров занятости в сельской местности (из-за низкой и нерегулярной оплаты труда в сельском хозяйстве жители села по собственному желанию пополняли армию безработных в надежде получения гарантированных средств к существованию, что тоже является особенностью формирующегося рынка труда в сельской местности);

• недостаточно развитая транспортная сеть и особенно низкий уровень жизни населения сельских районов, что также ограничивает возможность посещения населением центров занятости в сельской местности (при невысокой обеспеченности собственными легковыми автомобилями обслуживание автобусным транспортом сельских жителей находится на низком уровне. Так, более трети сельских населенных пунктов не имеют дорог с твердым покрытием, связывающих их с сетью путей сообщения общего пользования).

Сельская безработица в большей мере характерна для тех территорий, где сельское население преобладает над городским. Причем в этих регионах сконцентрировано около трети всех официально зарегистрированных безработных. Это почти все территории Северного Кавказа, отдельные территории Северного Поволжского, Уральского и Дальневосточного экономических районов и несколько территорий Западной и Восточной Сибири. На начало 2000 г. доля безработных, проживающих в сельской местности в этих регионах, находилась в интервале от 40 до 100% общей численности безработных граждан, превысив средний по России показатель в 1,5-3,5 раза.

Сельская безработица формируется главным образом (из-за отсутствия необходимого количества рабочих мест) в несельскохозяйственной сфере, которая за годы реформирования экономики резко сузилась. Труд же в сельском хозяйстве недостаточно привлекателен для населения как по условиям, так и оплате, особенно для молодежи, которая составляет более 1/3 общего числа безработных, зарегистрированных в сельской местности.

Отличительными чертами состава сельских безработных являются более низкий образовательный уровень, чем у безработных, проживающих в городах, и преобладание в составе безработных лиц, профессионально не подготовленных к трудовой деятельности, что ведет к более высокой средней продолжительности безработицы на селе.

Каждый пятый из числа сельских безработных не имеет полного среднего образования (в городах — каждый десятый), на 17% ниже доля лиц с высшим образованием. Около 70% всех сельских безработных составляют лица, не приступавшие к трудовой деятельности, не имеющие профессии и лица с длительным перерывом в работе (в городах на эти контингента приходится 40% зарегистрированных безработных).

Такой состав безработных наряду с тем, что в сельской местности мало альтернативных сельскохозяйственному производству рабочих мест, придает сельской безработице застойный характер, особенно в национальных образованиях с высокой долей сельских жителей. Решение актуальных проблем безработицы в сельской местности требует совместных усилий федеральных и региональных органов исполнительной власти.

Оплата труда. Влияние заработной платы на занятость и рынок труда в России весьма противоречиво. В нашей стране заниженная заработная плата отмечалась десятилетиями. В 90-е годы степень такого занижения по крайней мере не уменьшилась. В этом заключается одна из причин высокого предложения рабочей силы и в последнее десятилетие XX в.

В терминологии статистики национальных счетов (СНС) на долю «расходов на конечное потребление домашних хозяйств и некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства» в валовом внутреннем продукте приходилось в 1995 г. в России 45,5%, в то время как в Германии — 55,4, Великобритании — 63,9, США -68,7%. Отметим также, что в США в 1992 г. среднемесячная заработная плата в обрабатывающей промышленности составляла около 1900 долл. В перерасчете на год — это 22 800 долл. при величине произведенного ВВП на одного занятого в экономике 51190 долл. в год (соотношение равно 44,5%). В России в 1995 г. средняя заработная плата в промышленности составляла 1381 долл. в год (по среднемесячному курсу валют) против 5433 долл. ВВП на одного занятого в экономике (соотношение 25,4%). В данном контексте существенна не абсолютно низкая заработная плата в РФ, которая складывается и по причине недостаточной эффективности труда, а заниженное соотношение в размерах заработной платы и ВВП, произведенного одним занятым в экономике.

Среди положительных последствий заниженного уровня заработной платы для функционирования рынка труда можно отметить следующее: во-первых, согласно классической теории рынок с пониженной ценой труда менее подвержен безработице, а во-вторых, национальная экономика в такой ситуации, при прочих равных условиях, более привлекательна для иностранных инвесторов, потенциально способных создать здесь дополнительные рабочие места. К числу отрицательных экономических последствий относятся: консервация отсталых технологий и методов управления экономикой в целом и персоналом на предприятиях, снижение трудовой мотивации, производительности труда и многое другое.

Традиционно сложившаяся относительная дешевизна труда в РФ усугубляется абсолютным падением уровня реальных доходов населения в 90-е годы, уменьшением в структуре доходов доли заработной платы и увеличением доли предпринимательских доходов, которые концентрируются в руках достаточно узких слоев населения (к тому же не всегда учитываются статистическими органами), нарастанием нерациональной межотраслевой, межпрофессиональной дифференциации в оплате труда. Уровни заработной платы работников, занятых в науке, культуре, образовании, наукоемком машиностроении, легкой промышленности, с одной стороны, и в финансовой сфере, экспортно-ориентированных отраслях добывающей промышленности, с другой стороны, различаются многократно.

Согласно теории, повышение заработной платы в одной из отраслей должно приводить к вытеснению части работающих из этой отрасли. В нашей экономике такая закономерность пока не наблюдалась. В большинстве отраслей с высокой заработной платой, например в газовой промышленности или финансово-кредитной сфере, увеличилась численность рабочей силы. Одна из основных причин такой ситуации заключается в том, что уровень денежной заработной платы в России не отражает реальной цены труда, поскольку доля заработной платы в доходах работника стала весьма низкой. Другая причина — в отраслях и видах деятельности, где наиболее действуют рыночные отношения, происходит компенсационный рост заработной платы, который нередко используется администрацией для обновления кадрового состава. Например, рост доходов работников финансово-кредитной сферы, которая одна из первых стала трансформироваться при переходе к рынку, был необходим для привлечения наиболее адаптированной к новым условиям труда рабочей силы.

Увеличение занятости в некоторых отраслях топливо-добывающего комплекса, где сложился высокий уровень заработной платы, связано главным образом с меньшим влиянием кризисных явлений в экономике на производственную деятельность этих отраслей и частичной неукомплектованностью кадрами, сложившейся еще в дореформенные годы.

В большинстве развитых стран минимальная заработная плата (МЗП) оказывает регулирующее воздействие на рынок труда. С точки зрения классической теории любое ограничение нижнего предела заработной платы снижает гибкость рынка труда и увеличивает незанятость. В России МЗП многократно занижена и в силу этого не выполняет своих регулирующих функций. При этом она не только утратила значение стимулятора роста эффективности труда. Сложившийся к настоящему времени уровень МЗП составляет всего 55% прожиточного минимума, который к тому же согласно официальной методике определения недостаточно учитывает базисные потребности человека. В декабре 1998 г. размер МЗП (83,49 руб.) составил всего 6% среднемесячной начисленной номинальной заработной платы. В то же время в США и ряде других стран размер МЗП по отношению к размеру средней заработной платы колеблется от 40 до 50%. Естественно, при сложившемся уровне МЗП в России она не может повлиять на общую конъюнктуру рынка труда.

Весьма серьезное влияние на трансформацию занятости оказывал в 90-е годы рост просроченной задолженности по заработной плате, которая на 1 января 1999 г. составила 77017 млн. руб., т. е. около 4,5% к годовому объему денежных (номинальных) доходов населения и 7,1% к годовому фонду заработной платы за 1998 г. Несмотря на то что доля просроченной задолженности в общем объеме доходов и годовом фонде заработной платы не слишком велика, негативное воздействие этого фактора на психологическое состояние работников, по данным некоторых социологических исследований, более значительно, чем, например, инфляции. Что касается влияния просроченной задолженности на конъюнктуру рынка труда, то она может рассматриваться как один из механизмов поддержания потенциальной (скрытой) безработицы без ее перехода в реальную (открытую) форму. Однако необходимо отметить, что социальное положение людей, формально числящихся занятыми и не получающих заработной платы, может быть более драматично, чем зарегистрированных безработных, которым выплачивается пособие по безработице.

Институциональные преобразования. Об изменении нормативно-правовой базы, стимулирующей трансформацию трудовых отношений, при переходе к рынку говорилось выше. Здесь основное внимание уделяется формированию сферы малого предпринимательства как одного из существенных направлений институциональных преобразований. При этом малое предпринимательство рассматривается в двух аспектах: как одна из форм развития частного предпринимательского сектора и как составная часть процесса реструктуризации экономики, в которой наблюдаются избыток крупных предприятий и высокая монополизация. На 1 января 2000 г. в РФ было зарегистрировано 890 тыс. мелких предприятий, преобладающая часть которых официально относилась к частной форме собственности. В сфере малого бизнеса было занято 7,5 млн. человек, из них 6,5 млн. человек на постоянной основе.

Развитие малого бизнеса является, как известно, одним из самых перспективных направлений обеспечения занятости в рыночной экономике. Однако малые предприятия, как показывает опыт большинства стран мира, нормально развиваются главным образом не вместо, а в дополнение к крупным и средним предприятиям, выполняя их заказы, предоставляя им разнообразные товары и услуги и т.д. Поэтому расширение реального позитивного влияния малого предпринимательства на занятость в нашей стране целесообразно рассматривать в контексте выхода из кризиса крупных и средних предприятий. Сказанное не исключает необходимости разработки и реализации различных программ поддержки и развития малого бизнеса.

Таким образом, макроэкономических факторов, так или иначе влияющих на состояние занятости и рынка труда, довольно много. Но большинство из них проявляется опосредованно, через динамику ВВП, инвестиций, уровня доходов населения, которые, по сути, формируют спрос и предложение рабочей силы, степень сбалансированности на рынке труда. Однако в силу незавершенности рыночных преобразований в России и сложившихся деформаций в трудовой сфере установить устойчивые количественные взаимосвязи между динамикой ВВП, инвестиций, доходов населения и занятости можно только с определенной долей условности.

Новые тенденции на рынке труда в 1999 — начале 2000 гг.

В 1999 г. впервые за годы реформирования экономики обозначился процесс восстановления спроса на рабочую силу под влиянием роста ВВП и особенно промышленного производства. Численность занятых выросла на 900 тыс. человек. В пользу того, что восстановление спроса на рабочую силу носит реальный (а не статистический) характер, свидетельствует следующее:

• существенное сокращение размеров скрытой безработицы (численность работающих неполное рабочее время снизилась с 4,3 млн. человек в 1998 г. до 2,7 млн. человек в 1999 г., а численность находящихся в отпусках по инициативе администрации — с 4,7 до 3,3 млн. человек, в I кв. 2000 г. преодоление скрытой безработицы продолжилось);

• повышение, хотя и небольшое, эффективности труда на 1,75% за год при увеличении объема ВВП на 3,2% и численности занятых на 1,42%;

• позитивные изменения в движении рабочей силы: в 1999 г. масштабы выбытия и приема практически сравнялись, составив, соответственно, 24,5 и 24,2% от среднестатистической численности работающих (по кругу обследованных крупных и средних предприятий);

• рост числа руководителей предприятий, которые ожидают улучшения экономической конъюнктуры и не намечают в ближайшем будущем сокращать численность персонала (по данным социологических обследований ВЦИОМ в 1999 г.).

Вместе с тем, как и следовало ожидать, в условиях крупномасштабной скрытой безработицы начавшееся восстановление спроса на рабочую силу не привело пока к снижению общего числа безработных, определяемого по методологии МОТ. Этот контингент безработных увеличился в 1999 г. по сравнению с предшествующим годом на 600 тыс. человек и составил в среднегодовом выражении 9,2 млн. человек. Одна из причин роста масштабов безработицы заключается в увеличении численности экономически активного населения при относительно небольшом росте спроса на рабочую силу. Однако это версия требует дальнейшей проработки и экономического обоснования имеющейся на сегодняшний день статистической информации.

Иная динамика наблюдается в отношении численности зарегистрированных безработных. Она продолжала сокращаться. Причем в 1990 — начале 2000 гг. это снижение было более интенсивным (число зарегистрированных безработных уменьшилось по сравнению с 1998 г. на 1/3), чем при переходе от 1996 г. к 1997 г., когда были заметно ужесточены условия выплаты пособий и ухудшились финансовые возможности службы занятости, а число безработных сократилось на 1/4. В результате в общей численности безработных доля лиц, имеющих официальный статус безработного, составила в ноябре 1999 г. менее 16% (это почти втрое ниже, чем в марте 1996 г., когда она достигла своей высшей точки — 43%).

Сложившиеся в 1999 — начале 2000 гг. динамика численности зарегистрированных безработных и их доля в составе общей численности безработных не может быть объяснена, по-видимому, только дальнейшим нарастанием непривлекательности службы занятости для лиц, не имеющих работу и ищущих ее, и определенной завышенностью масштабов безработицы по методологии МОТ, о чем говорилось ранее. Скорее всего, сказывается реальное улучшение ситуации на рынке труда под влиянием начавшегося экономического роста. У безработных появляется больше возможностей для самостоятельного трудоустройства (тем более, что масштабы приема работников растут), укрепляется надежда найти рабочее место в короткие сроки. Известно, что в службу занятости нередко обращаются те граждане, которые исчерпали ресурс самостоятельного поиска работы.

Причем восстановление спроса на рабочую силу происходит пока, как правило, в рамках существующей технико-технологической базы, что обусловливает рост потребностей предприятий как в квалифицированных кадрах массовых традиционных профессий и специальностей, так и в малоквалифицированных работниках. Быстрыми темпами увеличивается число вакансий, заявленных в службу занятости. При уменьшении числа зарегистрированных безработных такой рост вакансий формально снижает напряженность на рынке труда, контролируемом службой занятости, и расширяет ее возможности в части содействия трудоустройству.

Однако продолжают сохраняться отмеченные ранее особенности распределения вакансий по территории, не совпадающие с региональными различиями в уровнях безработицы, а в составе вакантных рабочих мест — преобладать малопривлекательные для незанятого населения рабочие места даже при том, что среди зарегистрированных безработных растет доля лиц с низкой конкурентноспособностью.

Поделись с друзьями