Нужна помощь в написании работы?

Начало латентному конфликту между нищенствующими братствами и белым духовенством было положено еще в 1220-е годы, когда монахи получили первые папские привилегии. Григорий IX обозначил свое расположение к нищенствующим орденам, даровав им право проповеди, право выслушивать исповеди и освободив от суда епископа. Кроме того, францисканцы получили возможность иметь собственные кладбища, на которых, однако, им нельзя было хоронить кого-либо, кто бы не принадлежал к ордену. Этот факт и то, что право проповеди было дано монахам без права сбора десятины, должны были смягчить противоречия между клиром и миноритами. В силу данных обстоятельств мы можем заключить, что первоначально конфликт между францисканцами и белым духовенством носил скрытый характер. Тем не менее, наступление как францисканцев, так и доминиканцев на привилегии белого духовенства, в конце концов, привело к серии открытых конфликтов в церковной среде. В данном случае «конфронтационные группы» можно определить как орден францисканцев и белое духовенство. Здесь также стоит отметить, что в рассматриваемом конфликте францисканцы и доминиканцы в равной степени осуществляли свои притязания на привилегии клира и зачастую действовали как единая сила.

Отношения между нищенствующими монахами и белым духовенством стали особенно напряженными в 1240-е годы, когда Иннокентий IV освободил миноритов от многих церковных сборов и разрешил им хоронить на своих кладбищах и тех, кто не имел отношения к ордену. Популярность францисканцев среди мирян создавала угрозу авторитету и экономической состоятельности клира. В своей «Хронике» брат Салимбене дает подробную характеристику четырем жалобам духовенства, направленным против нищенствующих монахов. И так, клирики выказывали недовольство тем, что: 1) францисканцы не проповедовали необходимость уплаты церковных десятин; 2) хоронили на своих кладбищах прихожан; 3) стремились выслушивать их исповеди; 4) своими проповедями отнимали у белого духовенства аудиторию слушателей. Таким образом, становится очевидным, что интересы миноритов прямо противоречили интересам высшего клира.

Тогда же накалились отношения и в университетской среде, где нищенствующие монахи постепенно приобретали влияние. Противодействие мэтров Парижа вылилось в принятие в 1252 году нового университетского устава, согласно которому каждый нищенствующий орден должен был быть представлен в университете одним преподавателем и одной школой. Данное положение существенно ограничивало притязания как доминиканцев, так и францисканцев в сфере образования, и, соответственно, стало причиной дальнейшего противодействия со стороны монахов.

Апогеем конфликта стало включение в борьбу руководителя факультета теологии Парижского университета Гильома Сен-Амурского. Первоначально главным оружием в его руках в борьбе с францисканцами стало уже упомянутое сочинение Герарда из Борго Сан-Доннино «Введение в вечное Евангелие». Используя в своих обличающих речах в римской курии данное еретическое сочинение, он утверждал, что нищенствующие монахи не заслуживают доверия. И действительно, распространившиеся в тот момент во францисканском ордене идеи Иоахима Флорского вызывали волнения в римской курии. «Введение в вечное Евангелие», согласно которому вся инициатива в религиозной жизни должна незамедлительно перейти к нищенствующему братству, стало для клира средством временного устранения миноритов с религиозной арены. Булла «Etsi Animarum» Иннокентия IV, изданная в 1254 году, отменяла большинство привилегий нищенствующих орденов, ограничивая права проповеди, исповеди и захоронения на кладбищах. Формально эти права продолжали существовать, но были поставлены под контроль белого духовенства. Так, выслушивать исповеди монахи могли только с разрешения прихода, а захоронение на их кладбищах было возможным только при условии уплаты церковного сбора. Кроме того, монахи не должны были ущемлять клириков, читая проповеди в те же дни, что и они.

Однако вследствие скорой смерти Иннокентия IV представители белого духовенства были вынуждены отложить празднование победы над нищенствующими братьями. Следующий папа Александр IV до своего восхождения на Святой Престол занимал должность кардинала-протектора ордена братьев миноритов и по мере продвижения по карьерной лестнице решил не отказываться от своего прежнего статуса. Таким образом, Александр IV, будучи одновременно папой и кардиналом-протектором францисканцев, реабилитировал ордена, вернув им все привилегии с помощью буллы «Nec insolitum» от 1254 года. Более того, в 1255 году буллой «Quasi lignum vitae» папа постановил возвратить исключенных в ходе противостояния представителей нищенствующих орденов на свои прежние места в Парижском университете. Естественно, данные постановления вызывали ярый протест в среде клириков, а особенно, среди мэтров Парижского университета.

В 1256 году Гильом Сен-Амурский предпринял второе наступление на братьев, опубликовав «Краткий трактат об опасностях последних дней», в котором описывал «псевдо-апостолов», разрушавших иерархическую структуру Римско-католической церкви. Согласно его утверждениям, только клирики имели право совершать таинства, проповедовать, учить и наставлять; монахи же наравне с мирянами должны были занимать подчиненное положение и выполнять роль ведомых, а не ведущих в процессе приобщения к христианству. Кроме того, в своем сочинении, Сен-Амурский подверг сомнению утверждение о законности нищенства как такового. Рукопись вызывала ожесточенные споры в религиозной среде XIII века и породила множество апологетической литературы, защищавшей права монахов. Главным аргументом в этой борьбе стало использование папских привилегий. И действительно, рассуждая о месте нищенствующих орденов в структуре Римско-католической церкви, Гильом Сен-Амурский ненароком поставил под сомнение авторитет папы, что и стало главной причиной его осуждения в 1255 году. 

Несмотря на осуждение Гильома Сен-Амурского, идеи, выдвинутые им в своем «Кратком трактате…» получили распространение среди белого духовенства, особенно затронувши университеты. Именно он положил начало открытому конфликту между клиром и нищенствующими монахами на почве обета бедности. В 1269 году полемика вновь возобновилась с подачи доктора богословия Парижского университета – Герарда Аббевильского, активно выступавшего против идеи евангельской бедности, используемой нищенствующими монахами. По его мнению, радикальность этих идей дискредитировала белое духовенство. Как и в случае с Гильомом Сен-Амурским, активность клира принесла свои плоды: состоявшийся в 1274 году Второй Лионский собор ограничил количество нищенствующих орденов. Однако, несмотря на то, что в ходе собора было упразднено определенное количество религиозных объединенных, следующих в своем образе жизни ранней практике нищенствующих орденов, главные соперники клира – францисканцы и доминиканцы – остались нетронутыми.

Восхождение на папский престол Мартина IV окончательно похоронило надежды белого духовенства на разрешение конфликта в свою пользу. В 1284 году папа отменил одно из основных положений устава ордена францисканцев, запрещающее монахам проповедовать в епархии без разрешения епископа, а также предоставил им право выслушивать исповеди на тех же условиях. Данная привилегия вызвала протест среди представителей белого духовенства, использовавших для частичного сохранения своих позиций 21 канон Четвертого Латеранского собора, согласно которому каждый христианин должен исповедоваться своему священнику не реже одного раза в год. Данное положение было использовано клиром как лазейка для сохранения своего статуса и как средство борьбы против папского указа. Дискуссия по этому вопросу продлилась вплоть до 1300 года.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В 1300 году папа Бонифаций VIII попытался урегулировать конфликт буллой «Super Cathedram», установившей порядок проповеди в публичных местах для нищенствующих орденов. Теперь братья могли проповедовать и исповедовать прихожан в епархии только с разрешения епископа. Кроме того, буллой устанавливался размер церковного сбора с захоронений на францисканских кладбищах, который монахи должны были жертвовать в пользу приходского духовенства. Несмотря на то, что данная мера удовлетворила большую часть требований белого духовенства, его представители все равно считали свои права узурпированными.

Следующий всплеск негодования со стороны клириков пришелся на 1350-е годы, когда в лице Ричарда Фитцральфа, архиепископа Арма, они смогли увидеть достойного кандидата на роль своего правозащитника. В первую очередь им вновь была использована идея Гильома Сен-Амурского о разрушении представителями нищенствующих орденов иерархии Римско-католической церкви: основной его претензией стали права монахов на проповедь и исповедь. Вторым пунктом, атаку на который направил архиепископ, стал обет бедности и отход францисканцев от заветов Франциска, требовавшего от братьев физического труда, а не попрошайничества. В 1356 году им было выпущено сочинение «De pauperie Salvatoris». Так, Фитцральф утверждал, что братья не могут выполнять какие-либо функции, направленные на «заботу о душах» в силу того, что уже опорочили себя идеей апостольской бедности, признанной ересью папой Иоанном XXII. Архиепископ выступал не просто за лишение монахов привилегий, а за ликвидацию всех их орденских учреждений как таковых. Однако и в данном случае клирику не удалось прорваться через прочный щит папских постановлений и привилегий, сомнение в необходимости которых подрывало авторитет папства. Так, Ричарду Фитцральфу также пришлось защищаться от обвинений в ереси. Несмотря на то, что архиепископ Арма умер в 1360 году, его идеи были восприняты представителями белого духовенства нового поколения и продолжали использоваться в качестве оружия в борьбе с нищенствующими братьями. Тем не менее, стоит отметить, что все последующие попытки оспорить у монахов дарованные им папой привилегии заканчивались неудачей, так как данный вопрос так или иначе ставил по сомнение авторитет папской власти.

Папство, начиная с Григория IX, постепенно укрепляло позиции нищенствующих орденов, даруя им часть привилегий белого духовенства. Влияние францисканцев на мирян было куда более глубоким и сильным, поэтому папству было выгодно поддерживать их в конфликте с теряющим свои позиции в мире клиром. Кроме того, францисканцы, изначально видя свое предназначение в миссионерстве, стали отличными проводниками на пути к католической вере во многих странах Европы и Востока. Распространенность нищенствующих орденов в разных уголках Земли позволила Святому Престолу контролировать католический мир. Ранее мы уже рассмотрели степень влияния францисканцев в церковно-административной сфере, выявив, что с середины XIII века минориты по подобию доминиканцев начали занимать должности папских легатов и инквизиторов, обеспечивавших чистоту веры клира и мирян. Кроме того, папы ни раз использовали францисканцев для урегулирования отношений со светской властью и Константинополем. Нельзя также забывать и о субъективном факторе взаимоотношений папства и миноритов: многие папы состояли в личных отношениях с орденом. Таким образом, нищенствующие монахи постепенно начинают выполнять функции представителей папской власти.

В случае конфликта между белым духовенством и орденом францисканцев мы можем сделать вывод о лидирующих позициях, сохранившихся за нищенствующими орденами. Нельзя не отметить, что на протяжении всего XIII века папы оказывали поддержку францисканцам и доминиканцам, ненадолго изменяя основной линии своей политики только в случаях кризисных ситуаций. Основной причиной такого развития событий мы можем назвать стремление папства контролировать католический мир через нищенствующих братьев. Несмотря на то, что булла Бонифация VIII в определенной степени урегулировала притязания различных религиозных сил на одни и те же привилегии, конфликт не был окончательно разрешен. Политика папства по отношению к нищенствующим орденам отличалась от политики по отношению к более традиционным формам монашеских объединений тем, что миноритам и братьям-проповедникам предоставлялись права проповеди и исповеди, право «заботы о душах». Конфликт клира и монашества на почве влияния в церкви возник задолго до появления нищенствующих орденов, однако, из всех дарованных «беднякам» привилегий, именно права проповеди и исповеди никогда ранее не предоставлялись монашеству. Стоит отметить, что именно эти права, наравне с влиянием в университетской среде, становятся настоящим яблоком раздора между религиозными силами в период Высокого Средневековья. И, как мы можем заметить, в борьбе за право проповедовать, исповедовать и учить белое духовенство потерпело поражение, тем более сокрушительное в силу популярности нищенствующих братьев среди европейского населения.

Подводя итог рассмотрению конфликтов, затронувших францисканский орден в период Высокого Средневековья, мы можем сделать вывод, что наиболее сложной и противоречивой идеей в религиозной жизни XIII-XIV веков была идея отказа от собственности в подражание Христу и апостолам. Итак, следуя из того, что в дальнейшем Иоанн XXII объявил ересью утверждение о том, что Христос и апостолы не владели имуществом, мы можем заключить, что данная идея была мало совместима с бюрократической организацией Римско-католической церкви. Часть францисканцев, ревностно ее придерживавшаяся, тормозила интеграцию ордена в институт церкви. Именно поэтому невозможно определенно говорить об ордене братьев миноритов как о религиозной элите указанного временного периода. Тем не менее, нельзя не отметить, что со второй половины XIII века конвентуальная часть францисканцев наравне с доминиканцами поддерживается папством и все более приближается к тому, чтобы занять лидирующие позиции в церкви, потесняя как деструктивных спиритуалов внутри ордена, так и белое духовенство в церковной организации.

 

Поделись с друзьями